на главную страницу

Советы начинающимВыбор и покупкаОбщие сведенияСодержание и уходКормлениеВоспитаниеВетеринарияКонференция о хорьках


Семейство куньихБаза данных по хорькамСтатистикаПолезные адресаЗаконы Контакты
in english en espanol en francais
Семейство куньих
Текст предоставил автор:
д. б. н. Игорь Яковлевич Павлинов, зав. сектором млекопитающих Зоомузея МГУ
Текст был опубликован в:
Павлинов И.Я. 1999. Млекопитающие, ч. 1, 2. Жизнь животных. Природа России. М.: Астрель. 608 с., 624 с.
Павлинов И.Я. (ред.) 1999. Млекопитающие. Большой энциклопедический словарь. М.: Астрель. 524 с









РОД КУНИЦЫ (MARTES)
Род сем. куньих, включает 7-8 видов; на территории России 4 вида.
Средних размеров (дл. тела 40-80 см, масса до 3 кг), хвост длинный (1/2-2/3 дл. тела). Относительно крупная голова с заострённой мордой, большими треугольными ушами. Мех зимой обычно густой, мягкий; летом более редкий, короткий; хвост пушистый. Окраска обычно однотонная бурая (за исключением харзы), на горле светлое пятно. Череп с удлинённым рострумом, слабыми скуловыми дугами, небольшими надглазничными отростками. Зубная формула I 3/3, C 1/1, P 4/4, M 1/2 = 38. В кариотипе 38-40 хромосом.
Населяют лесные (гл. обр. бореальные) обл. Сев. полушария, в горах до 4000 м над ур. моря. Наземно-древесные, одиночные, оседлые. Убежища - пустоты в скалах, дупла. Питаются гл. обр. мелкими грызунами и воробьиными птицами, плодами. Размножаются 1 раз в год, гон летом (весной бывает ложный гон), беременность 8-11 мес, с длительной диапаузой. В помёте до 7 детёнышей. Половозрелость в возр. 1,5-2 года, продолжительность жизни в неволе до 18 лет. Многочисленны.
Большинство - ценные пушные звери, объекты пушного промысла; 1 вид (соболь) разводится на зверофермах.

СОБОЛЬ (MARTES ZIBELINA)
Представитель рода куниц, близкий родственник лесной куницы. Средних размеров стройное и изящное животное. У самцов длина тела 38-58 см, вес до 1,9 кг, самки несколько меньше. Тело вытянутое, очень гибкое, на сравнительно коротких ногах, из-за чего зверек постоянно держится с сильно выгнутой спиной. Хвост около трети длины тела, всегда опущен вниз. Лапы довольно широкие, особенно в зимнем меху, что связано с более наземным, чем у куницы, образом жизни соболя. Голова клиновидной формы, с заостренной мордочкой, выглядит очень большой, особенно летом. Уши крупные, треугольной формы с широким основанием.
Меховой покров густой, мягкий, пушистый. Зимой он очень пышный, светлее летнего, на лапах закрывает подушечки и когти. Окраска меха на туловище летом монотонная темно-бурая, хвост и лапы черно-бурые, горлового пятна нет. Зимой мех окрашен в целом светлее, основной тон варьирует от песчано-желтого до буровато-черного, голова светлее туловища (чем соболь отличается от куниц), на горле нередко появляется светлое размытое пятно. За разными вариантами окраски исторически закрепились особые названия: почти черный соболь именуется "головкой", самый светлый — "меховой”, промежуточный — "воротовой".
Ареал соболя охватывает почти всю таежную зону Евразии от северного Предуралья до тихоокеанского побережья и прилежащих островов. Основная его часть принадлежит России, охватывая всю обширную территорию Сибири и Дальнего Востока. Из других стран соболь есть только в Монголии, на северо-востоке Китая, в Корее и на самом северном острове Японии — Хоккайдо. Некогда соболь обитал на всем этом огромном пространстве, область распространения была почти сплошной. Из-за интенсивного промысла к началу XX столетия ареал резко сократился: заселенные этим зверьком площади составляли едва ли 10% ранее занятых им территорий, ареал превратился в несколько изолированных и сильно разобщенных очажков. Позже произошло частичное восстановление ареала, но и поныне районы распространения соболя по площади едва ли составляют половину его естественного ареала.
Основные места обитания соболя —хвойная тайга, за ее пределы этот зверь нигде не выходит. Предпочитает он темнохвойные леса, где ель и пихта в сочетании с кедром составляют основу так называемой “черной тайги” — сырой, мрачной, с сильно развитым моховым покровом, довольно захламленной ветровалами. На обширном Восточно-Сибирском плоскогорье, где преобладает светлохвойное редколесье, соболь живет и в лиственичниках. В горных областях этот зверек обычен среди “курумов” — скальных россыпей, языками врезающихся в тайгу и поросших кустарником: в бесконечных лабиринтах среди камней зверек находит недоступные убежища и обилие грызунов, а зимой — специфический микроклимат: толстый слой снега, накрывающий россыпь, создает в ее глубине благоприятный температурный режим. Соболь нередок также среди сосновых боров, по опушкам моховых болот. Там, где его мало беспокоят, он встречается в лесах, вплотную подступающих к поселкам, приискам. Однажды зимнее убежище соболя было найдено даже под зданием закрытого на зиму дома отдыха. Этот небольшой хищник, в отличие от куницы, избегает лишь крупных городов и особенно действующих лесосек.
В жизни соболя чередуются два периода — оседлый и кочевой. В первый из них зверек привязан к определенному участку, в границах которого он держится чаще всего всю свою жизнь. Только лесные пожары, вырубка леса или какие-то иные серьезные причины могут заставить его покинуть участок. Охотники-промысловики зачастую знают таких “резидентов” если не в лицо, то по следам, различают их, дают им индивидуальные прозвища. Об одном из них Виталий Бианки даже написал повесть “Аскыр”. В голодное зимнее время, когда на поиски кормных мест уходит много времени, зверек ведет практически полукочевой образ жизни.
На обширном участке обитания у соболя имеется несколько постоянных убежищ, выводковых (летних) и зимних, и еще больше временных. Этот хищник практически никогда не делает пристанищ сам, а использует то, что предоставляет ему тайга, лишь приспосабливая под свои нужды разного рода пустоты. Это чаще всего ниши под выворотнями, между камнями в россыпях, дупла в лежащих колодах или стоящих деревьях. Зимой к наземному гнезду ведет подснежная нора длиной 2-3 метра. Подход к убежищу его хозяин почти не маскирует: по вееру сходящихся тропинок обычно легко можно найти обжитое убежище.
Постоянное убежище, в котором зверек живет 2-3 года подряд, всегда бывает с гнездовой камерой. Ее дно устлано подстилкой — трухой той же колодины, натасканным сеном, а то и травяным гнездом, “позаимст¬вованным” у полевки, которую соболь предусмотрительно съел перед этим. Неподалеку от норы устраивается уборная, к которой ведет тропа или подснежная траншея.
Соболь — преимущественно наземное животное, хорошо приспособлен к жизни в условиях снежных зим. Он великолепно ориентируется в пустотах под снегом, а благодаря широким лапам достаточно свободно передвигается и по его поверхности. Когда соболя гонит собака, он удирает от нее по земле, выбирая завалы камней или валежника, задерживающие врага. На деревьях же соболь чувствует себя неуверенно, лазает хуже лесной куницы, по своей воле на них редко залезает. Прыгать с дерева на дерево он может, только если их кроны сомкнуты, и потому, поднявшись на какое-либо дерево, с него же и спускается вниз. В поисках пищи зверек обычно передвигается спокойными ровными прыжками длиной 50-80 сантиметров, но при уходе от преследования расстояние между отпечатками достигает 3-4 метров. В воду этот небольшой хищник идет лишь в случае крайней нужды, из-за быстро намокающего меха плавает с трудом.
Из органов чувств у соболя лучше всего развито обоняние, позволяющее ему безошибочно находить пищу под толщей снега. Если собака или человек приближается к гнезду с выводком, самка приглушенно урчит, предупреждая детенышей об опасности. А когда приходится яростно защищаться от наседающего на него более крупного животного, соболь “стрекочет”. Во время брачных игр он издает своеобразные мяукающие звуки.
Соболь — многоядный хищник. Чаще всего он поедает мышевидных грызунов, бурундуков, на скальных выходах и россыпях ловит также пищух; меньшее значение имеет белка. В отличие от многих других хищников, соболь в значительных количествах ловит и поедает кротов, землероек. Крупные самцы ухитряются добывать зайцев. Зимой соболь нередко питается падалью: около трупа крупного копытного кормится обычно несколько зверьков, устраивающих неподалеку временные убежища. Среди птиц первое место занимают мелкие воробьиные — взрослые, птенцы, кладки; затем куриные — куропатка, тетерев. На Дальнем Востоке соболь, как и многие другие хищные обитатели этих краев, летом жирует на нересте проходных рыб — правда, не ловит их сам, а только подбирает на берегу. Этот зверек — большой охотник до пчелиного меда: найдя зимой дупло с пчелами, он посещает его до тех пор, пока не уничтожит все его содержимое — и соты с медом и личинками, и взрослых пчел.
Большое место в рационе соболя занимают растительные корма — плоды, ягоды. В годы урожая кедра его орешки служат одним из основных его кормов. Однако сам этот любитель кедровых орешков с веток их не достает, а использует запасы, сделанные другими зверями и птицами — бурундуками, белками, красными полевками, кедровками. Причем в зимнее многоснежье он поедает орешки даже чаще, чем мелких грызунов: соболь хорошо чует сквозь толщу снега смолистый запах орешков, а откопать их зверьку значительно проще, чем поймать верткую полевку. Охотно этот пушистый зверек ест ягоды: во второй половине лета и осенью — все, что краснеет на кустах, зимой выкапывает из под неглубокого снега то, что остается висеть на веточках — бруснику, чернику, морошку. Если ему доступны гроздья рябины, он охотно объедает и их. В Муйской котловине одну из тяжелых зим, когда не было почти ничего съедобного, кроме брусники — надо сказать, весьма обильной, соболя почти целиком прожили на этой ягоде, натоптав целые тропы в местах, где ягод было особенно много, и к весне не вовсе выглядели истощенными.
На поиски пищи соболь отправляется в любое время суток. Когда корма много, соболь пробегает за сутки всего 2-3 километра, а если же зверьку повезет и он наткнется на остатки какого-либо крупного животного, то маленький хищник устраивается на этом месте на 3-5 дней, отдыхая в нескольких метрах от нежданного “подарка судьбы” и протаптывая между убежищем и “столовой” хорошо заметную тропу. В неурожайные годы суточная пробежка достигает 10-20 километров, зверек посещает все места, где ему раньше удавалось найти пищу, и подъедает остатки своих прежних трапез.
В спокойном состоянии стежка следов соболя редко идет по прямой. Зверек осматривает попадающиеся ему на пути отверстия в земле, коряги, залезает под корни деревьев, в щели между камнями, зимой часто ныряет под снег и появляется на поверхности лишь через 10-15 метров. По мелкому снегу он редко пользуется своими следами, но по глубокому протаптывает тропы — “сбежки”, опутывающие сетью его охотничий участок. В зарослях кедрового стланика, покрытых высокими сугробами, соболь прокладывает под снеговым покровом сеть ходов и неделями не появляется наверху.
Мышевидных грызунов, кротов, пищух, бурундуков соболь ловит, скрадывая или подкарауливая на земле, подобно кошке. Учуяв мышь или полевку под снегом, он стремительно “ныряет” за ней и почти никогда не остается без добычи. Белка, напротив, редко становится жертвой соболя, легко уходя от него по деревьям. Более крупных животных, например, зайца, хищник осторожно скрадывает или с упорством подкарауливает на тропе. Двумя-тремя прыжками соболь старается настигнуть приблизившуюся жертву, а если нападение не удалось, неудачливый хищник редко преследует более шустрого длинноухого.
Основные конкуренты соболя за мышевидных грызунов — горностай и колонок. Эти мелкие хищники живут практически в тех же местах и охотятся на ту же добычу, которая для них более доступна. Поэтому соболь не терпит соседства с ними, при встрече следов тут же сворачивает со своего охотничьего пути и настойчиво преследует. Мелкий и юркий горностай довольно легко уходит от соболя в камнях, валежнике, а вот для колонка встреча с соболем нередко заканчивается весьма печально. Исследуя свой охотничий участок, соболь не упускает возможности погоняться за небольшим рыжим зверьком и загрызть его.
Особые отношения складываются у соболя с лесной куницей. Ареалы этих двух близких видов перекрываются на Урале и в бассейне Печоры. Конкуренция между ними невелика, поскольку куница живет в основном в верхнем ярусе тайга, а соболь — в нижнем. Но в этих же местах охотники изредка добывают зверюшек, которые по одним признакам похожи на соболя, по другим — на куницу. Такие “промежуточные” особи — гибриды между этим двумя хищниками, их называют “кидасами”.
Характер размножения соболя долгое время оставался загадкой. Ранее предполагалось, что беременность у соболей, как это обычно бывает у зверей сходных размеров, длится около 2 месяцев. Соответственно, по косвенным признакам считалось, что время гона приходится на февраль-март. В природе в это время у соболей действительно отмечается повышение активности: наступает так называемый “ложный гон”, который несведущие люди и принимали за истинный. Однако опыты по клеточному разведению соболей привели к открытию ранее совершенно не известному в жизни этого хищника явления — длительной задержки эмбрионального развития, так называемого “латентного периода”. Оказалось, что на самом деле гон у соболей проходит летом, а общая продолжительность беременности составляет 8-9 месяцев, почти как у человека (позже выяснилось, что и у многих других куньих внутриутробное развитие такое же продолжительное).
Детеныши родятся на следующую весну — чаще всего в апреле, количество молодых в помете 2-5. В качестве выводкового гнезда мать-соболюшка использует одно из постоянных убежищ, лишь тщательнее выстилая его сеном, мхом, шерстью съеденных грызунов. Новорожденные беспомощны, весят около 30 граммов. К концу первого месяца жизни открываются уши, еще через неделю — глаза. С этого момента соболята начинают постепенно подкармливаться мясной пищей, учатся ловить принесенную матерью птичку или мышь. Самка защищает свое потомство, смело нападает даже на собаку, если та приближается к гнезду. В случае, если выводок в гнезде потревожен, заботливая мамаша перетаскивает детенышей в другое убежище. В полуторамесячном возрасте, когда молодые впервые выходят из гнезда, они еще очень неловкие, не могут забираться на деревья. К июлю, когда у самки начинается следующий гон, они почти достигают размеров взрослых, переходят к самостоятельной одиночной жизни.
Главное “богатство” соболя, принесшее ему столько бед со стороны человека, — ценный мех. Сибирские народы испокон веков платили дань соболями — сначала китайцам, затем монголам. После освоения сибирских просторов Россией слава владения соболиными угодьями перешла к ней: соболей стали звать “русскими”, их шкурки обязательно входили в число посольских даров. Собольи меха шли на шапки, шубы или их подпушку, "ходить в соболях" считалось на Руси и в Европе престижным, признаком высокого достатка. Большая потребность в шкурках и низкие цены, устанавливаемые на них скупщиками, обусловили поистине хищнический характер соболиного промысла. Как следствие, резко снизилась численности зверя.
Примечательно, что местное население относилось к соболю совершенно по-иному. Собольи шкурки считались у народов, населявших Сибирь, “рухлядью” и редко шли на теплую одежду, жизненно важную для выживания в зимние морозы. Так, “кухлянки” шили обычно из более теплого волчьего или оленьего меха, а собольими шкурками обивали снизу лыжи. Да и “соболевание” — промысел этого зверька — велось по иным правилам, нежели те, которые установили европейцы. Местные охотники стремились сохранить основные запасы собольего поголовья, щадили беременных самок и молодняк, в каждом соболином урочище охотились через три года на четвертый. От них до сих пор можно услышать сказки о слишком жадных охотниках, которых “духи” карают за большое число уничтоженных зверьков.
Поэтому в период неконтролируемого промысла соболь менее всего пострадал именно в тех местах (Баргузин в Забайкалье, Кроноки на Камчатке), где охотничьи угодья были законодательно закреплены за их историческими владельцами — местными племенами.
В 1935 году в СССР промысел соболя был полностью запрещен сроком на 5 лет, затем была разрешена строго лицензионная охота только в зимнее время. Как и американскую норку, только в меньших масштабах, соболя стали разводить на зверофермах Для восстановления поголовья соболей организованы заказники и заповедники — Баргузинский, Кондо-Сосьвинский, Алтайский. Отсюда зверьки самостоятельно расселялись в прилежащие территории, в этих центрах производился их отлов и расселение в те места, где они были истреблены, — на Шантарские острова, в центральные районы Якутии, в Приморье.



ЛЕСНАЯ КУНИЦА (MARTES MARTES)
Один из наиболее типичных представителей рода куниц, равно как и семейства куньих в целом. Ближайший родственник лесной куницы — обитатель сибирской тайги соболь, с которым в природе и неволе она изредка дает гибридов, называемых “кидасами”.
Это стройное животное средних размеров: длина тела варьирует в пределах 38-58 см, вес около 1,5 кг. Хвост более длинный, чем у соболя, составляет около половины длины тела (17-26 см), далеко выдается за концы вытянутых задних лап. Конечности несколько длиннее, чем у сходного размерами, но живущего на земле хоря, ступни зимой довольно хорошо опушены. Когти очень острые, изогнутые, что связано с преимущественно древесным образом жизни. Голова невелика, с заостренной мордочкой, уши с округлыми вершинами.
Волосяной покров несколько грубее и не столь пышен, как у соболя. Общий тон окраски зимнего меха рыжевато-каштановый с сильно развитой серовато-палевой примесью, которую дает просвечивающая подпушь. Брюхо окрашено одинаково со спиной, лапы и конец хвоста темнее. Голова, в отличие от соболя, также одного цвета с туловищем, ушки со светлой обводкой по краю, на горле и нижней поверхности шеи — крупное светлое пятно с резкими границами. Чаще всего оно имеет каплевидную форму, задним краем заходя на грудь между передними ногами. Окраска пятна желтовато-кремовая, из-за чего эту куницу, в отличие от каменной, называют “желтодушкой”.
Ареал вида простирается по лесным территориям Европы, Кавказа, севера Малой Азии и Иранского нагорья, на востоке несколько простирается в Зауралье. На европейском севере граница ареала совпадает с границей лесной зоны, на юге очерчена лесостепью. В России область распространения лесной куницы представлена двумя фрагментами. Из них основной охватывает север и центр европейской части, почти весь Урал и юг Западной Сибири. В конце XIX столетия куница, наравне с соболем, была в Сибири практически полностью выбита, в последние десятилетия вновь активно проникает туда, захватывая боры и лесостепь Пообья, где нет соболя. Второй фрагмент ареала лесной куницы невелик, приходится на северный макросклон Кавказского хребта, представляет собой окраину южного “языка” видового ареала в Малой Азии.
Всеми чертами своей морфологии и экологии лесная куница теснейшим образом связана с лесом — больше, наверное, чем ее ближайшие сородичи. Этот зверь встречается в лесах самого разного типа, но предпочитает те, где больше ели и близких к ней хвойных пород. Так, на севере это темнохвойные елово-пихтовые леса, южнее — смешанные елово-широколиственные, на Кавказе — пихтово-буковое крупнолесье. Она явно предпочитает большие массивы спелого высокоствольного леса, сильно захламленного валежником, где старолесье перемежается небольшими участками подроста, с подлеском и полянами, с большой протяженностью опушек. Одинаково охотно эта куница селится и на равнине, и в горных лесах, но в горах она все же чаще встречается в долинах рек и ручьев, нежели на водоразделах, а скалистых участков и россыпей, в отличие от соболя и каменной куницы, откровенно не любит. Близости с человеком лесная куница не избегает, поселяется на старых вырубках. Но, в отличие от каменной куницы, живущей нередко в прямо в селах и городах, ее лесная сестрица в самих населенных пунктах предпочитает не селится, а если и проникает в них, то только по старым парковым массивам.
Лесные куницы живут оседло, придерживаясь определенных участков обитания. Даже недостаток пищи не всегда принуждает зверька покидать свою территорию, которую он занимает не один год. Лишь изредка этот хищник кочует вслед за белкой, время от времени предпринимающей дальние массовые переселения. Впрочем, среди оседлых особей изредка попадаются истые “бродяги”, которые только проходом появляются на той или иной территории, а затем исчезают, уходя дальше. В пределах лесного массива, обжитого одним зверьком, выделяются суточные охотничьи участки, где он проводит большую часть времени, и “проходные”. Летом и осенью куница-желтодушка осваивает лишь незначительную часть своих охотничьих угодий, подолгу живя там, где пища обильна, к концу же зимы по мере того, как добычи становится все меньше, границы активных жировочных маршрутов раздвигаются. Постоянно посещаемые ею точки на своем участке — убежища, места кормления и т.п. — куница метит мочой.
На каждом участке лесной куницы имеется несколько убежищ. Различий между постоянными и временными жилищами почти нет, разве что те, которые устраивает самка для выведения потомства, тщательнее укрыты. Летом и осенью зверьки укрываются чаще всего в дуплах старых деревьев — дуба, граба, осины, кедра, пихты. Дупло обычно расположено на высоте 2-5 метров над землей, дно его присыпано гнилой древесной трухой, без какой-либо иной подстилки. В конце зимы, в пору многоснежья, куница предпочитает укрываться для отдыха в засыпанных снегом завалах валежника, отыскивает пустоты в лежащих колодинах. В хвойных лесах, где дуплистых деревьев немного, куница устраивает временные убежища в наружных беличьих гнездах-гайнах, причем более мелкие самочки прячутся в них чаще самцов. Вопреки распространенному мнению, хищница далеко не всегда съедает строительницу этого гнезда, прежде чем занять ее убежище. Куница иногда селится в колодах для пчел, которые бортники выставляют в лесу.
Лесная куница — полудревесное животное, хорошо себя чувствующее и в кронах деревьев, и под ними. Истым древолазом желтодушка выказывает себя в глухой тайге, особенно там, где она живет рядом с настоящим “наземником” соболем. В отличие от своего сородича, она может перескакивать с дерева на дерево — идти “грядой”, как говорят охотники, используя этот прием при охоте на белку, а также чтобы скрыть свои следы рядом с гнездом. Причем с большей охотой она ходит “грядой” летом, поскольку зимой ей мешает лежащая на ветвях “кухта” — рыхлые снеговые шапки. Куница с легкостью прыгает вниз с большой высоты — в рыхлый снег с самой вершины дерева, приземляясь в 5-6 метрах от ствола, на наст же или на грунт — с большой осторожностью и с меньшей высоты. И все же большую часть времени желтодушка проводит все же на земле. “Низом” она кочует, переходит из одного участка на другой, чаще всего охотится.
Как и ее ближайшие родственники, лесная куница — всеядный хищник. Основу питания составляют мышевидные грызуны, в северной тайге она часто охотится на белку. В зимнее время ее добычей оказываются тетеревиные птицы: куница достает их в снежных норах, куда те "ныряют" прямо с деревьев для ночлега. Лазая по дуплам, она добывает мелких птиц — поползней, дятлов, синиц. Голод делает эту хищницу неразборчивой в пище. Так, в одну из зим на Среднем Урале, когда численность полевок была очень низкой, основу рациона составили землеройки, в обычное время поедаемые неохотно из-за сильного неприятного запаха. При отчаянной бескормице куница даже ходит вдоль ручьев и речек по следу норки и подбирает оставленных ею лягушек, а ранней весной поедает лягушачью икру.
Интересно, что в зимнее время среди пищевых остатков желтодушки нередко обнаруживается скорлупа яиц тетеревиных птиц: вероятно, этот хищник припрятывает их летом, а зимой подъедает запасы. Когда кунице удается разорить гнезда земляных ос или пчел, как особый деликатес она с жадностью поедает их личинок; большая она любительница и пчелиного меда. Особое место в питании лесной куницы занимают ягоды и плоды. Она их поедает не только в пору созревания, но и зимой: зверек отыскивает под снегом ягоды черники, брусники, а рябину обрывает прямо с веток. В южных регионах лесная куница питается сочными плодами многих деревьев и кустарников.
На охоту хищница выходит чаще всего вечером и ночью. Эта особенность столь присуща зверьку, что в местах совместного обитания куницы и соболя охотники полагают, ночной след оставляет куница, а дневной принадлежит соболю. Впрочем, самки летом, в период выкармливания молодняка, нередко охотятся и днем. В зимнее же время, если год удался и питание обильно, куница редко показывается из убежища, в сильные морозы и метели отсиживаясь по нескольку суток.
Манерой охотничьего поведения лесная куница очень похожа на соболя. В зависимости от “урожая” мышевидных грызунов, а поздним летом также ягод, куница за сутки проходит от 1-5 до 15-20 километров. Особенно продолжительны ее охотничьи маршруты в криволесье на северном пределе лесной зоны. Суточный путь (“след”) куницы — это бесконечное чередование петель, ведущих от одного места, где хищник может поживиться, к другому. Только открытые места — большие поляны, долины рек — зверек пересекает по прямой. Насытившись, куница прекращает охоту и залегает поблизости на отдых: уходит на дерево с дуплом или гайном или скрывается под валежиной или колодой.
Гон у лесной куницы проходит несколько позже, чем у соболя, в июле-августе. Беременность длится 8-9 месяцев из-за длительной задержки в развитии зародыша, столь свойственного многим куньим. Весной проходит так называемый “ложный гон”, во время которого самцы преследуют самок настолько активно, что охотники-промысловики, обычно знакомящиеся с повадками зверей по следам на снегу и не наблюдающие за ними летом, принимают его за настоящий. Детеныши рождаются в конце марта—апреле, число молодых в помете чаще всего 3-5. Первые дни после родов самка редко покидает дупло с новорожденными кунчатами — совершенно беспомощными, покрытыми редким коротким пухом, слепыми и глухими. Через несколько дней детеныши покрываются короткой коричневой шерсткой, в месячном возрасте прозревают, через полмесяца после этого у них начинают прорезываться молочные зубы, вскоре подросшие малыши начинают пробовать мясную пищу, которую им приносит самка. Лазать по деревьям и прыгать с них они начинают в возрасте 2-2,5 месяцев, хотя все еще остаются по-детски неуклюжими. В конце лета у самки начинается следующий гон и она оставляет свое потомство ради нового. Выводок до осени держится обычно в границах материнского участка, при обилии пищи куницы-сеголетки одного выводка могут жить вместе и зимой. Половая зрелость наступает в 3-4 года, продолжительность жизни до 15 лет.
Лесные куницы мало общительны, за исключением периода гона почти не контактируют с себе подобными. Так, в отличие от соболя, лесная куница, встретив на своем индивидуальном участке след чужака, не сворачивает на него, а продолжает свой маршрут. Но, с другой стороны, хозяева соседних участков между собой мало конфликтуют, а случаев уничтожения самцом-“резидентом” проходящей его участком особи, как это иногда бывает у того же соболя, ни разу не наблюдалось.
Лесная куница вполне обычна в русских лесах, хотя и не столь многочисленна, как сибиряк-соболь. Ее в большом количестве промышляли ради ценного меха. В средневековой Руси шкурки куницы-желтодушки настолько широко использовались в меновой торговле, что одно время в ходу были недорогие монеты, получившие по имени зверька название "куна". Чрезмерный промысел этого пушного зверя привел к его исчезновению из многих мест, но принятые в последние десятилетия меры охраны — в частности, частичный, а местами и полный запрет охоты — помогли восстановить население лесной куницы почти в полном объеме.



КАМЕННАЯ КУНИЦА (MARTES FOINA)
Ближайшая родственница лесной куницы и соболя, очень похожа на них, отличается некоторыми особенностями морфологии и образа жизни.
Размеры как у лесной куницы: длина тела 38-59 см, вес до 2,1 кг, хвост несколько длиннее (23-32 см). Голова более вытянутая, с приостренной мордочкой, с более короткими и несколько шире расставленными ушами. Лапы у каменной куницы короче, чем у лесной, да и опушены слабее, чем у нее, а тем более у соболя, и потому не столь широки, с большей весовой нагрузкой на след. Все это выдает более южное происхождение вида, неспособного осваивать территории с глубоким и рыхлым снег. Волосяной покров относительно грубый, не столь длинный, как у лесной. По общему тону окраски две куницы — каменная и лесная — очень похожи, первая лишь несколько светлее. Наиболее резки различия в цвете и форме горлового пятна. У каменной куницы оно всегда белое (из-за чего ее называют “белодушкой”), крупное, в форме подковы с неровными краями не заходит между лапами на грудь, а протягивается назад двумя мысами к основаниям передних лап.
В своем распространении каменная куница тесно связана с горами Передней, Средней и Центральной Азии, сравнительно недавно (по историческим меркам) заселила горные области Европы. В Россию этот вид заходит лишь окраинами своего обширного ареала, он явный “пришелец” из других краев. Область распространения каменной куницы в нашей стране представлена тремя отдельными фрагментами. Один из них — Северный Кавказ, другой — запад Центрального Черноземья, куда этот зверек проникает из украинского и белорусского Полесья. Наконец, третий фрагмент — юг Алтайских гор, северный край центрально-азиатской части ареала вида.
Характеризуя распространение каменной куницы в европейской части России, нельзя не упомянуть одну “научную легенду”. Некогда считалось, что ареал этого вида доходит до верховьев Волги и даже чуть ли не до Урала и Печоры, об этом еще 50-60 лет назад писали авторитетные ученые и рисовали соответствующие карты. При детальной проверке оказалось, однако, что эти представления не соответствуют действительности. Одним из источников ошибок был известный охотник и писатель Л.П. Сабанеев, известный своими неточностями в рассказах о животных, другим — охотники, которые искренне называли “белодушками” лесных куниц с бледно окрашенным горловым пятном, добываемых изредка в Средней России. На самом деле единственное место в Европе, где этот вид действительно обнаруживается далее восточных пределов своего естественного ареала, — среднее течение Оки. Туда зверек был вселен человеком в 30-е годы в пору повального увлечения акклиматизацией в нашей стране, только там он и прижился.
Предпочитаемые каменной куницей местообитания, какими бы разными они ни были, обычно связаны с малоснежными горами высотой до 3,5-4 тысяч метров. Она придерживается ущелий и каменистых россыпей с характерной кустарниковой растительностью типа средиземноморского “маквиса”, редкоствольных лесов на скалистых склонах, арчевников, заброшенных фруктовых садов. В засушливых районах Иранского нагорья зверек тяготеет к источникам воды, по мере их пересыхания летом переселяется из нижнего пояса гор в средний. В горах Кавказа куница-белодушка, в отличие от желтодушки, часто селится в широколиственных лесах, а темнохвойных, приуроченных к поясу зимнего многоснежья, избегает. В Центральной и Южной Европы каменная куница населяет островные леса в степи и лесостепи, защитные лесополосы вокруг пахотных полей, обрывисты берега рек и овраги. В густонаселенных районах она — типичный обитатель культурного ландшафта. Например, в Крыму каменной куницы больше именно в населенных пунктах и их окрестностях, нежели в близлежащих горах. Таким образом, этот зверек на наших глазах становится синантропом — обитателем искусственных городских ландшафтов, создаваемых человеком.
Большую часть времени каменная куница проводит на земле, где в основном и добывает себе пищу. В искусстве лазать по деревьям она уступает лесной, но все же в сплошных лесах лазает много, может перепрыгивать с дерева на дерево. Неплохо плавает. По манере держаться и двигаться она также отличается от лесной куницы — часто как бы “пресмыкается”, подобно хорьку, а не скачет, как ее сородичи, сказывается разница в длине лап.
Каменная куница более привязана к определенной территории, нежели ее сородичи — лесная куница и тем более харза. Это зависит от “островного” характера пригодных для нее местообитаний — скалистых ущелий между водоразделами, небольших участков леса в степи — "колков", заросших кустарниками оврагов и балок. Селиться она предпочитает в расщелинах и трещинах скал, пустотах между камнями, в равнинных лесах занимает заброшенные барсучьи и лисьи норы, дупла на высоте от 2 до 9 м над землей. В населенных пунктах излюбленные убежища этой кунички — чердаки жилых и нежилых построек, кустарниковые заграждения и кучи хвороста, сложенные из камней ограды. Охотно она селится и в искусственных убежищами вроде дуплянок или нор в земле, изготавливаемых специально для привлечения этого хищника.
Каменные куницы — одиночные звери. Однако, если приходиться жить достаточно скученно на ограниченной площади, эти зверьки не проявляют враждебности друг к другу. В местах, где индивидуальные участки зверей частично перекрываются, они могут охотится рядом, на расстоянии нескольких сотен метров. Известны случаи, когда в крупных постройках — ангарах, храмах, древних развалинах — дружно уживалось по нескольку семей.
Каменная куница питается в основном мышевидными грызунами и мелкими воробьиными птицами. Местами она не только ловит, но и ест в большом количестве в общем малосъедобных землероек, а на Северном Кавказе выкапывает кротов; в скалах и на чердаках домов разоряет колонии летучих мышей. Довольно много белодушка поедает беспозвоночных, главным образом крупных жуков — хрущей, чернотелок, навозников. Вместе с тем, рацион куницы-белодушки изобилует растительными кормами: она еще меньший хищник, чем лесная куница и даже соболь. В садах и диких фруктарниках в пору созревания плодов куницы во множестве поедают яблоки, груши, сливы, вишни, шелковицу, малину, смородину, виноград. В начале зимы они переходят на ягоды лоха, шиповника, можжевельника, боярышника, бирючины, рябины. Весной и летом в их пищу входят сладкие соцветия белой акации и липы. В неволе, когда можно выбирать между сочными плодами и мясом, предпочтение чаще отдается первым. В сельской местности зверек при случае нападает на домашних птиц, а иной раз и на кроликов, в голодное время копается в мусоросборниках в поисках остатков пищи, рыщет на чердаках и таскает сушеные фрукты, отруби, мед, даже семечки подсолнуха, тыквы, арбуза.
Этот всеядный хищник ведет сумеречно-ночной образ жизни. Во время обильных снегопадов, а также в периоды сильных морозов (25-30°) зверьки подолгу не показываются из убежищ, порой по 5-6 дней. Во время охоты белодушка обычно идет "ходом", особо не задерживаясь и не петляя. Только в зарослях кустарников цепочка следов становится извилистой: зверек обыскивает все укромные места. При рыхлом снеге куница предпочитается передвигаться по заячьим тропам или лыжням. По следам зачастую удается подметить индивидуальные особенности поискового поведения разных зверьков. Так, в заповеднике “Лес на Ворскле” на востоке Украины некоторые хищницы отыскивать добычу, раскапывая снег; одна из куниц тщательно осматривала все старые окопы и землянки, другую более всего интересовали заваленные снегом колодины.
По особенностям размножения куница-белодушка мало отличается от своей сестрички — желтодушки. Гон у нее происходит летом, беременность длится около 8 месяцев, роды происходят в марте-апреле, среднее число молодых в помете в разных регионах от 3 до 7. Детеныши родятся совершенно беспомощными, прозревают в возрасте 4-5 недель, кормление молоком продолжает около полутора месяцев. В конце июня подросшие малыши покидают гнездо, в начале—середине июля они уже почти не отличаются от взрослых по размерам, а после первой осенней линьки — и по структуре мехового покрова. До осени они еще держатся вместе, затем выводки распадаются.
Куница-белодушка — пушной зверь, но по качеству шкурки уступает желтодушке и тем более соболю, поэтому ее значение в пушном промысле невелико. Живя рядом со складами, этот небольшой хищник выполняет важную роль естественного “дератизатора”: известен случай, когда специальное привлечение каменной куницы в хранилища сахара избавило людей от необходимости самим заниматься уничтожением мышей и крыс. В Западной Европе она во многих местах охраняется как элемент культурного ландшафта.



КУНИЦА-ХАРЗА (MARTES FLAVIGULA)
Очень своеобразный представитель рода куниц, выходец из экзотических стран Юго-Восточной Азии, отличается очень крупными размерами и яркой окраской. Длина тела самцов харзы достигает 50-70 см, вес от 2,5 до 5,5 кг, самки, как обычно у куньих, заметно меньше. Туловище вытянутое, мускулистое, на длинной шее сидит небольшая голова с заостренной мордочкой и не очень крупными (сравнительно с лесной куницей) ушами. Ноги сильные, относительно высокие, с широкими ступнями. Меховой покров у харзы довольно короткий — в нем нет той пушистости, которая свойственна соболю и лесной кунице. Поэтому она кажется поджарой и более вытянутой, чем эти пушистые древолазы; длинный (около 2/3 длины тела) хвост ее также гораздо тоньше.
Окраской харза не похожа ни на какого другого зверя нашей фауны, она многоцветна и контрастна. Верх головы и затылок черно-бурые, щеки чуть рыжее, а уши с тыльной стороны черные. Начиная от затылка по верху тела мех буровато-желтый с золотистым оттенком, кзади постепенно буреющий и становящийся в области крестца и ляжек темно-бурым, а на хвосте и нижних частях лап и вовсе иссиня-черным. Бока и живот ярко-желтого тона, на груди и нижней части он становится ярким оранжево-золотистым. Подбородок и нижняя губа чисто белые.
Область распространения этой экзотической куницы охватывает Юго-Восточную Азию (Индокитай, часть островов Малайского архипелага), Гималайские горы, южные и восточные земли Китая, Амуро-Уссурийского края в России. На этом пространстве, от влажных тропиков до сибирской тайги и от океанического побережья до высокогорий, харза населяет первичные, мало нарушенные человеческой деятельностью высокоствольные густые леса. В южных странах она встречается в болотистой местности, а на северо-западе Гималаев, напротив, живет среди сухих редкоствольных арчевников и покрытых кустарником каменистых россыпей. В Приморье харза селится в густых смешанных лесах на горных склонах, обычно вдали от поселений человека.
Эта куница мало привязана к определенному участку обитания. Оседло живут только самки в период гнездового выкармливания молодняка, выбирая наиболее глухие участки леса. Все остальное время звери широко ходят в поисках добычи, не имея ни излюбленных маршрутов, ни более или менее постоянных убежищ. Зимой харза проходит за сутки 10-20 километров, летом же, возможно, и того более. Зимнее наблюдение по следам за выводком молодых харз показало, что за неделю они прошли около 90 километров, нигде не останавливаясь больше одного дня. Для отдыха они использовали дупла, вывороты деревьев, кучи бурелома и речные заломы, щели в скалах.
По характеру питания харза — типичный хищник, более плотоядный, чем ее сородичи. Основу ее рациона составляют небольшие олени: на севере ареала — кабарга, на юге — мунтжак. Весной эта крупная куница давит оленят, диких поросят, в бесснежный период прихватывает мышевидных грызунов и бурундуков, зимой в кронах деревьев добывает белку, на земле под деревьями — зайцев, а среди камней — пищух. Из птиц она чаще других ловит рябчика, фазана. Во время нереста лососевых харза иногда спускается к рекам, чтобы подобрать на отмелях одну-другую рыбину. Осенью в небольшом количестве эта куница, как и ее сородичи, поедает фрукты и орехи. Старые и больные звери, уже не способные самостоятельно охотиться, иногда приходят кормиться даже на городские свалки.
Харза — очень подвижный, смелый и сильный хищник, способный подолгу и быстро бежать, преследуя добычу. В густом лесу при необходимости она идет “грядой” — в кронах деревьев, перепрыгивая с одного на другое на расстояние 8-9 метров. В случае нужды эта крупная куница прыгает в снег с вершин самых высоких деревьев. Широкие лапы позволяют ей довольно легко передвигаться по не очень рыхлому снегу.
И всё же охотится харза главным образом на земле. Она преследует выбранную жертву нагоном или поджидает ее в засаде. В уссурийской тайге этот хищник — явный "специалист по кабарге", в охоте на которую он проявляет чудеса сообразительности. Нападают харзы на маленького безрогого оленя семейными группами от 2 до 4-5 особей. Один из способов — гон кабарги по глубокому снегу, в который жертва проваливается больше, чем ее преследователи, и быстро устает: по слабому мартовскому насту может пробежать едва ли более километра. Другой не менее распространенный прием состоит в том, что харзы стараются выгнать кабаргу на речную наледь, где она бежать просто не может, постоянно скользит. После успешной охоты выводок харзы держатся у остатков жертвы 2-3 дня, успевает съесть кабаргу почти целиком и оставляя лишь крупные кости. Затем хищники отправляются дальше бродить по лесу. Эти охотники очень удачливы: однажды в южных отрогах Сихотэ-Алиня на протяжении 200-километрового маршрута зимнего тропления были найдены остатки 26 кабарожек, добытых парой харз.
В мае у семейной пары куниц-харз, которая сохраняется на протяжении всей жизни зверей, появляются 2-3 детеныша. Они остаются с матерью до следующей весны, участвуя в коллективных загонах на кабаргу. После того, как самка оставляет подросших харзят, чтобы принести новое потомство, те предпочитают еще некоторое время держаться и охотиться вместе. Впрочем, такую семейную группу нельзя считать стаей в полном смысле этого слова: между зверями не складывается тесных "социальных" отношений. В частности, весьма показательно, что харзы, держась парами или выводками и устраивая совместные охоты, на отдых, как правило, устраиваются по одиночке, хотя и неподалеку друг от друга.
На территории России харза редка, в настоящее время ее почти не промышляют. Вырубка лесов и расширение сельскохозяйственных площадей все больше сокращают территорию, пригодную для жизни этого экзотического хищника, его становится все меньше.