на главную страницу

Советы начинающимВыбор и покупкаОбщие сведенияСодержание и уходКормлениеВоспитаниеВетеринарияКонференция о хорьках


Семейство куньихБаза данных по хорькамСтатистикаПолезные адресаЗаконы Контакты
in english en espanol en francais
Семейство куньих
Текст предоставил автор:
д. б. н. Игорь Яковлевич Павлинов, зав. сектором млекопитающих Зоомузея МГУ
Текст был опубликован в:
Павлинов И.Я. 1999. Млекопитающие, ч. 1, 2. Жизнь животных. Природа России. М.: Астрель. 608 с., 624 с.
Павлинов И.Я. (ред.) 1999. Млекопитающие. Большой энциклопедический словарь. М.: Астрель. 524 с









РОД ЛАСКИ И ХОРЬКИ (MUSTELA)
Род сем. куньих, разделяется на 5-6 подродов, некоторые из них иногда рассматриваются как самостоятельные роды. Включает 16-18 видов; на территории России 8-9 видов.
Основные приспособления связаны с добыванием грызунов в норах. Мелкие (в т.ч. наиб. мелкие среди хищных) или средних размеровы, короткохвостые: дл. тела 11-56 см, масса от 25 г до 2 кг, хвост 1/4-1/2 дл.тела. Тело сильно вытянутое, очень гибкое, с длинной мускулистой шеей, на очень коротких ногах; голова небольшая, с короткой мордочкой, небольшими округлыми ушами. Мех короткий, прилегающий или пушистый. Окраска верха тела одноцветная буроватая, брюхо того же цвета, светлее или темнее; некоторые виды на зиму белеют. Череп с укороченной ростарльной и крупной мозговой частью, у мелких почти без гребней. Слуховые капсулы крупные, уплощены. Зубная формула I 3/2-3, C 1/1, P 3/3, M 1/2 = 34. Клыки тонкие, передние предкоренные и коренные уменьшены, хищнические зубы крупные. В кариотипе 30-44 хромосом.
Распространены по всей Евразии (вкл. Б. Зондские о-ва), Сев., Центр. и северной части Юж. Америки, на севере Африки. Населяют самые разные ландшафты, в горах до 3500 м над ур. моря. Наземные или полуводные, территориальные, одиночные. Убежища - пустоты между камнями, норы. Очень подвижны, Большинство весьма агрессивны. Питаются гл. обр. мелкими грызунами, нек-рые также земноводными и рыбами. Моногамы, размножаются раз в год, гон летом или ранней весной, беременность от 2-3 мес (без диапаузы) до 8-10 мес (с длительной диапаузой). В помёте 3-10 детёнышей, в возрасте 1,5-2 мес появляется «инстинкт следования». Половозрелость в 10-16 мес. Продолжительность жизни до 10 лет.
Многие приносят пользу истреблением грызунов; нек-рые - объекты пушного промысла, некоторыен виды (прежде всего американская норка) разводятся на зверофермах.


ЛАСКА (MUSTELA NIVALIS)
В строении и повадках этого зверька наиболее ярко выражены черты мелкого хищника-норника, т.е. такого, который охотится на добычу — мелких грызунов — исключительно в их норах. Поэтому, пожалуй, правильно было бы называть зверька “лазкой” за поразительное умение этого миниатюрного хищника пролезать в малейшие щели. Но и привычное название “ласка” также вполне подходит к этому, хоть и не очень ласковому характером, но внешне достаточно милому созданию.
Это самый мелкий из всех живущих на Земле хищных млекопитающих: длина тела у самцов варьирует в пределах 13-26 см, вес 40-250 г, самки на целую треть мельче. Общий склад весьма специфичен и легко узнаваем. У ласки тонкое, сильно вытянутое туловище на очень коротких ногах. Шея длинная и для такого небольшого зверька довольно мощная — лишь ненамного тоньше туловища, несет узкую (не толще шеи) голову с маленькой притупленной мордочкой и короткими ушками, практически не выступающими наверх. Все это вместе взятое придает ласке какой-то “змеевидный” облик: впечатление усиливается благодаря гибким, как бы “пресмыкающимся” движениям животного, когда оно лазает среди камней или хвороста. Глаза большие, темные, чуть на выкате, короткие закругленные ушки широко расставлены. Хвост очень короткий, у самых мелких ласок не превышает длину ступни. Волосяной покров короткий, не пышный, прилегающий. Окраска тела летом двухцветная: верх темный, у разных географических рас преобладающий тон варьирует от темно коричневого до светло-песчаного; весь низ, включая внутренние стороны ног, отчасти ступню и кисть, белый. Граница между окраской верха и низа резкая. Хвост одного цвета со спиной. На зиму ласка белеет — на севере целиком, на юге лишь частично.
Этот вид примечателен своей внутривидовой изменчивостью. Леса Сибири, Дальнего Востока, Северной Америки, севера Европы населяют самые мелкие ласки, короткохвостые, темно окрашенные. Все это регионы, где живет несколько более крупный конкурент — горностай. В процессе эволюции эти два близких хищника таким образом разделили "сферы влияния", что ласка стала “специалистом” по самым мелким мышевидным грызунам, добывая их там, куда горностаю не проникнуть. Крупные же ласки, весящие в 3-4 больше мелких сородичей, длиннохвостые, очень светлые, распространены в засушливых областях равнинной Средней и Передней Азии и Средиземноморья (юг Европы, север Африки, крайний юго-запад Азии). У этих южных ласок нет такого соперника, как горностай, а их основная добыча — песчанки, тушканчики, мелкие суслики — достаточно крупна в сравнении с самим хищником, так что крохотная сибирская ласка с ними просто не справилась бы.
Ласка распространена очень широко — почти по всей Евразии (кроме Индокитая) и Северной Америке (исключая Арктический архипелаг и южные пустыни), в Атласских горах на крайнем северо-западе Африки. В России она встречается повсеместно. Зверек неприхотлива в выборе мест обитания и на своем огромном ареале заселяет почти все ландшафтно-географические зоны. Там, где есть мелкие мышевидные грызуны, можно обнаружить и этого крохотного хищника. Ласка обитает в лесах всех типов, в степи и лесостепи, в пустыне, тундре, в горах поднимается до альпийских лугов. Не избегает она и поселений человека: ее можно найти в зеленых зонах самых крупных городов (например, в парках Москвы). Ласка отсутствует разве что в полярных пустынях и снеговом поясе гор, где куньих нет вообще.
Участок, где ласка живет и добывает пищу, очень невелик, всего полгектара—гектар. Причина в том, что этот крохотный хищник свободно проникает за полевками в любые норки, так что ему просто нет нужды осваивать большую территорию. Нор сам этот крошечный хищник не роет, да и, пожалуй, не может рыть, так как его лапки и коготки не пригодны для такой “грубой” работы. В качестве убежищ ласка использует главным образом жилища полевок, пустоты между камнями, в кучах хвороста, в скирдах, дровяных кладках или постройках, иногда в низко расположенных дуплах деревьев. В пределах участка у ласки есть несколько постоянных жилищ; что касается временных убежищ, то с этим у нее проблем нет — она может при опасности мгновенно юркнуть в первую же попавшуюся норку полевки, мыши, крота. В движениях ласка быстра и неутомима, в нападении стремительна и молниеносна. Ее типичный аллюр — бег прыжками, свойственный всем мелким куньим. Длина прыжка ласки около 20-25 сантиметров, при уходе от погони — до 40-50 сантиметров. След ласки на снегу легко узнать: она “двоит” — ставит лапки попарно, тогда как горностай “троит”, т.е. оставляет на скаку видимыми отпечатки трех лапок. Зверек неплохо лазает, сравнительно хорошо плавает, хотя и на небольшие расстояния.
Ласка — один из наиболее специализированных хищников: почти весь ее рацион состоит из мелких мышевидных грызунов. В средней полосе она ловит в основном полевок и мышей, в степной зоне к ним добавляются хомячки, в пустынях питается главным образом песчанками. Лазая по норам, ласка довольно часто ловит и поедает землероек, которыми брезгуют другие четвероногие хищники. Если она наткнется на гнездо мелкой пичуги с кладкой, то непременно съест яйца или птенцов. Найдя остатки трапезы более крупного хищника, отпробует и их. Очень редко, только при большой бескормице, она поедает земноводных, рыбешек. В Приморье этот зверек иногда выходит на морской берег в поисках съедобных остатков, выбрасываемых прибоем.
“Кровожадность” этого хищника, якобы способного за один раз задушить и съесть, хотя бы частично, десяток мышевидных грызунов, — плод досужих домыслов. При содержании в неволе этот крохотный хищник, посаженный в вольер с большим количеством грызунов, лишь в первые дни убивал 5-8 жертв, но съедал всегда только по одной мышке. В последующем же ласка умерщвляла только 1-2 мыши в день и даже время от времени подъедала остатки ранее убитых жертв, не трогая живых и совершенно беззащитных грызунов.
Этот хищник обычно убивает свою добычу, прокусывая череп в затылочной области. Соответственно, размер жертвы во многом определяется не только соотношением сил ее и хищника, но и возможностью ласки использовать этот излюбленный прием. Поэтому с трудом верится “охотничьим рассказам” о том, что этот зверек умерщвляет таких крупных животных как зайцы, тетерева, глухари. На самом деле она с трудом прокусывает крепкий череп даже у водяной полевки, вряд ли может одолеть серую крысу и суслика, зайца же — еждва ли...
Вопреки распространенному мнению, не очень склонна ласка и к поеданию только мозга при изобилии добычи. Ведь всякий хищник ест в первую очередь наиболее калорийные части жертв. У полевок это брыжейка, на которой откладывают жировые запасы. Поэтому ласка в первую очередь съедает у мышевидных грызунов именно внутренние органы и лишь потом все остальное. А за “поедание мозга” несведущие люди принимают специфический способ умерщвления добычи, свойственный многим мелким куньим.
Среди легенд, которые окружают этого крохотного хищника, существует одна совсем уж невероятная и непонятная — будто бы по ночам ласка забирается в конюшни, чтобы "заплетать" лошадям гривы в косички. Представьте себе: лошадь — и ласка... Остается только развести руками: чего только не напридумывают одни люди и чего только не берут на веру другие.
Большей частью ласка охотится в сумерки и ночью, но нередко можно встретить ее или увидеть свежие следы и в дневное время. Она без устали шныряет в валежнике, между корнями, в стогах и скирдах; попав на колонию полевок или песчанок, зверек обшаривает каждый отнорок, надолго исчезая в подземных убежищах своих жертв; зимой постоянно ныряет под снег. Порой ласка, поймав и прикончив полевку, предпочитает отобедать в собственном жилище и ради этого удовольствия способна оттащить жертву, которая весит с половину самого хищника, на расстояние нескольких сот метров. Когда добычи много, хищник одно из своих убежищ превращает в склад.
Сведения о размножении этого достаточно обычного зверька — еще одна загадка ласки — более чем скудные. Все сроки в цикле размножения ласки сильно изменчивы, во многом зависят от обилия пищи. Беременные самки попадаются с весны по осень, чаще всего в апреле, а молодых зверьков — круглый год. Беременность короткая, длится около месяца или немного дольше. В помете чаще всего 4-7 молодых, но бывает до 10. Новорожденные появляются на свет уже в белесом эмбриональном пуху, который постепенно замещается ювенильными волосами с характерной для взрослых летней двухцветной окраской.
Детеныши развиваются довольно быстро: у них несколько раньше, чем у горностая(в возрасте 3 недель), прорезаются молочные зубы и открываются, глаза проявляется и затухает рефлекс следования, довольно рано (в возрасте 4 недель) они начинают реагировать на угрозу характерным “чирикающим” звуком, выделением пахучего секрета прианальных желез при испуге. Хищнический рефлекс у молодых ласок проявляется уже на втором месяце жизни: в возрасте 2-4 недели их еще интересует только разорванная самкой добыча, в 5 недель малыши уже способны самостоятельно разгрызать мертвых мышей, а к концу 7-й недели они активно преследуют и сами убивают мелких мышевидных грызунов.
К человеку этот крохотный хищник относится без особой боязни, но и без дружелюбия, практически не приручается.
Ласка — довольно обычный зверек, хотя распространена весьма неравномерно. Промыслового значения она не имеет, добывается случайно в орудия лова, расставляемые на других зверьков. Очень велико значение этого крохотного хищника как “истребителя” грызунов, вредящих сельскому хозяйству. Поэтому она должна всемерно охраняться.



СОЛОНГОЙ (MUSTELA ALTAICA)
Этот зверек по родственным связям ближе к ласке и горностаю, но более похож на колонка в летнем меху. Длина тела самцов 22-29 см, вес до 350 г, самки на треть меньше, довольно пушистый хвост около половины длины туловища. Окраска тела рыжеватая сверху и белесая снизу, каких-либо отличительных особенностей в виде маски на морде, как и колонка, или резкой границы между верхом и низом, как у горностая и ласки, нет.
Солонгой распространен в горных районах Центральной Азии (Гималаи, Тибет, Памир, Тянь-Шань, Алтай) и Дальнего Востока (Забайкалье, Приамурье, Манчжурия, Корея). В Россию вид заходит северной окраиной своего ареала, причем два его "крыла" — западный (Алтайские горы) и восточный (от Забайкалья до устья Уссури) — не смыкаются, разрыв проходит в районе Тувы. В этих пределах солонгой селится в засушливых предгорных и горных (высотой до 4000 метров над уровнем моря) районах с ничтожным развитием лесной растительности. В Центральной Азии это полупустыни, альпийские луга, каменистый долины рек с кустарниковыми зарослями, на юге Сибири — лесостепные участки, лежащая выше таежного пояса безлесная гольцовая зона, горные тундры. В тех местах, где солонгою приходится жить бок о бок с другими мелкими хищниками, именно их соседство зачастую определяет выбор территории: его больше всего там, где редки горностай и колонок. Близости человеческого жилья зверек специально не избегает и при случае поселяется даже в небольших поселках.
Постоянное жилье солонгой устраивает себе только на период размножения, занимая убежища пищух, песчанок, водяных полевок или ондатр. Эти жилища мелкий хищник несколько перестраивает под свои нужды, близ гнездовой камеры оборудует несколько уборных. В остальное время он довольствуется небольшими пустотами между камнями, под валежником.
Как и его ближайшие сородичи, солонгой — специалист по добыванию мелких грызунов — полевок, мышей, песчанок. В каменистых россыпях он ловит пищух, в приречных зарослях — зайчат и фазанов, в мелкой воде ухватывает рыбешку. Обследуя свой участок и наткнувшись на остатки добытой охотником дичи, солонгой обязательно отведает и ее. А то сам прежде всех проверит капканы и утащит попавшуюся ондатру или водяную крысу. В поселках солонгой частенько наведывается на склады за мясом и рыбой. Если его застать на "месте преступления", смелый хищник-невеличка ярится, стрекочет и медленно отступает, не выпуская добычу изо рта.
На охоту зверек обычно выходит в сумерки, но в густых зарослях активен и днем. В зимнее время после обильных снегопадов он некоторое время не появляется из убежищ. Добыв суслика или пищуху, которых этому мелкому хищнику хватает на день-два, он прекращает охоту и остается в убежище, пока чувство голода опять не погонит его на поиски новой добычи.
Размножение начинается гоном в феврале—марте, покрытые светлым эмбриональным пухом детеныши (обычно 5-6) появляются через месяц с небольшим. Развиваются молодые солонгойчики довольно медленно: прозревают лишь в конце первого месяца жизни, тогда же у них открываются слуховые проходы. В это время они становятся очень активными, беспрерывно возятся, преследуют друг друга, имитируя нападение на добычу. В двухмесячном возрасте они уже могут убивать мышей и мелких птиц. К самостоятельной жизни они переходят в трехмесячном возрасте.
Хотя особенно редким назвать этот зверька нельзя, он всюду малочислен. Приморский подвид солонгоя охраняется, внесен в "Красную книгу России".



ГОРНОСТАЙ (MUSTELA ERMINEA)
Зверек по общему складу очень похож на ласку, но крупнее: у самцов длина тела до 32 см, вес до 250 г, самки значительно мельче. Туловище тонкое, сильно вытянутое, почти такой же толщины длинная очень крепкая шея. Голова лишь незначительно шире шеи, с заостренной мордочкой, короткие широко расставленные уши округлой формы. Лапы очень короткие, между пальцами слабо развита плавательная перепонка. Зимний мех очень густой и шелковистый, плотно прилегающий. Хвост, в отличие от ласочьего, довольно длинный, не бывает меньше трети длины туловища, но по характеру волосяного покрова он в точности такой же — тонкий, с очень короткой концевой кисточкой. Ступни снизу густо опушены, в зимнем мехе мозоли на них не видны.
По окраске тела горностай — также копия ласки, лишь с незначительными вариациями. Летом зверек резко двухцветный: спина, верх головы, бока тела, наружная сторона лап, хвост окрашены в шоколадно-коричневый цвет разной интенсивности, а живот, низ шеи и головы, внутренняя сторона лап белые или желтоватые, иногда лимонно-желтый оттенок в задней части брюшка даже преобладает. Характернейшая особенность окраска горностая, позволяющая отличить его от всех других мелких куньих — черная концевая половина хвоста. Зимой горностай, как и ласка, частично или полностью белеет, но конец хвоста остается черным. В южных краях, где снега мало и он ложится поздно, зверек на зиму белеет лишь частично, в местах с долгими многоснежными зимами он едва ли не половину года ходит в чисто белой шубке.
Область распространения горностая охватывает большую часть Европы, Азии и Северной Америки. Он обитает как на равнинах, так и в горах, на Памире и в Гималаях поднимаясь до высоты 3,5-4 тысяч метров. Северная граница ареала в Евразии очерчена материковым побережьем Ледовитого океана, откуда горностай попадает лишь на некоторые прилежащие острова, в Америке же он занимает весь Арктический архипелаг вплоть до северных частей Гренландии. На юге пределы распространения вида задаются границей зоны субтропиков: вовсе нет горностая на южных полуостровах Европы, в полупустынях и пустынях Передней и Средней Азии, на всей территории Индии и Индокитая, в южных штатах Северной Америки.
Ни низкие температуры, ни высокий снег не препятствуют нормальной жизнедеятельности горностая. Хуже он чувствует себя во время весенних половодий, а также при зимних оттепелях, когда снег сильно уплотняется и препятствует охоте зверька на мелких грызунов.
На этой огромной территории места обитания горностая достаточно разнообразны, но предпочитает селиться он по пологим речным долинам со старицами, приозерным впадинам. Прибрежные луга и заросли кустарников, кочкарники, захламленные старые гари и вырубки, богатые подлеском опушки близ пашен и селений — все это места, где можно встретить горностая. В горных местностях Сибири он доходит до зоны гольцов, селясь среди каменистых россыпей с колониями пищух, а также на альпийских лугах, где снеговой покров невысок. В лесных районах горностай нередко живет вблизи населенных пунктов или даже в их границах — на скотных дворах и скотобойнях, в складах и других постройках.
Как и ласка, горностай живет вполне оседло, по крайней мере в зимнее время при хорошей обеспеченности пищей. Индивидуальные территории в поймах обычно вытянуты вдоль берегов, охватывают площади в 8-30 гектаров, на надпойменных террасах их размеры возрастают до 50-100 гектаров. На каждой территории выделяются отдельные жировочные участки, куда зверек возвращается для охоты каждые 2-3 дня и “проходные”, где он долго не задерживается. Сеть индивидуальных территорий, их границы перекраиваются в осенне-зимний период, когда подрастающее поколение осваивает места обитания, а часть старых особей становится жертвой более крупных хищников и охотников.
При недостатке кормов зверьки довольно слабо привязаны к определенной территории, в основном бродяжничают. Смена мест обитания более всего выражена в низких поймах: с началом половодьях горностаи концентрируются на низких гривах или откочевывают в соседние леса на расстояние нескольких километров. Зиму во многих местах они часто проводят у окраин поселков, куда в массе переселяются мышевидные грызуны. В горах хищники совершаются сезонные вертикальные перемещения, вообще свойственные горным животным.
Жильем горностаю, как и прочим мелким куньим, обычно служат норы съеденных им грызунов. Сам хищник копает с большим трудом: одна семейная пара, жившая в вольере, где не было никакого подходящего убежища, за неделю прорыла нору в земле длиной лишь 15 сантиметров. Готовая нора горностая с несколькими отнорками, в некоторых из них хозяин устраивает уборные; несколько уборных есть и около норы. Реже горностай поселяется в кучах сена или соломы, дуплистых старых пнях, под валежиной или в грудах камней, в населенных пунктах устраивает убежища в заброшенных постройках. Шаровидное гнездо делается из сухой травы и листьев, шерсти и обрывков шкурок съеденных хищником полевок, птичьих перьев.
Движения горностая в спокойном состоянии — типичные для мелких куньих короткие прыжки. Благодаря опушенности лап зверек легко бежит по снегу, однако если снеговой покров глубок и мягок, он предпочитает “нырять” в него и перемещаться в подснежных ходах. В случае преследования он быстро забирается на кусты и деревья, иногда на высоту до 15 метров. Горностай хорошо плавает, в пору весеннего половодья может преодолевать водные пространства протяженностью до километра. При защите или испуге зверек выпускает резко пахнущий секрет прианальных желез; этой же пахучей жидкостью, в дополнение к моче, метится индивидуальный участок.
В рационе этого специализированного хищника преобладают мышевидные грызуны. Но, в отличие от ласки, питающейся главным образом мелкими полевками и мышами, горностай способен добывать и более крупных животных. Так, без большого труда он умерщвляет водяную полевку или пищуху, которые весят больше самого хищника, на колониях ондатры летом зверек ловит молодых ондатрят. А вот серая крыса и обыкновенный хомяк, отличающиеся агрессивностью, — трудная и редкая добыча горностая. Второстепенными кормами ему служат лягушки, ящерицы, мелкие птицы. Местами после ледостава горностаи активно ищут рыбу подо льдом в обсохших руслах мелких речек и на перекатах. Особое значима рыбная “диета” на Дальнем Востоке, где всю вторую половину зимы рыбья молодь, гибнущая в мелеющих ручьях и протоках, порой служит горностаю основным кормом.
Горностай деятелен преимущественно в утренние и вечерние сумеречные часы, когда более всего активны полевки. В местах, богатых грызунами, горностай за сутки проходит едва ли более 1-2 километров, добывая пищу неподалеку от своего убежища и, как правило, с добычей возвращаясь в него же. Только если добычи мало, зверек совершает охотничьи переходы протяженностью до 15 километров. Зимой же при температуре ниже -30° он вообще старается не покидать убежище. Поскольку раскапывать убежища грызунов этот мелкий хищник почти не может, он охотится преимущественно в тех норах, куда может свободно проникнуть. При высоком и рыхлом снежном покрове он ловит большую часть грызунов под снегом, почти не появляясь на поверхности. В тайге и тундре горностай частенько посещает охотничьи избушки, лабазы с продуктами, стойбища оленеводов, стоянки рыбаков — его привлекают остатки пищи, отбросы, да и собирающиеся там грызуны. В местах, особо богатых добычей, порой собирается несколько этих маленьких хищников: они обыскивают колонию полевок, не обращая друг на друга внимания.
Охотничий путь горностая извилист, с частыми возвращениями и пересечениями собственных следов. Нередко на пути, составляющем по прямой не более километра, он ухитряется напетлять тропок длиной в 2-3 километра. Только участки, где корма заведомо нет, хищник проходит без задержек и нырков в снег. По прямой зверек пересекает и обширные открытые пространства — поля, замерзшие озера и реки. В поисках пищи зверек, подобно легавой собаке, рыскает “челноком” по пашне, держа хвост кверху, его черная кисточка находится в постоянном движении. Иногда он останавливается и приподнимается “столбиком” на задние лапы — осматривается. Ныряя в снег, он уже через 10-15 секунд появляется обратно и продолжает вырисовывать прихотливые петли на белоснежной поверхности. При обилии пищи хищнический рефлекс заставляет голодного горностая убивать грызунов много больше, чем он может съесть, — до 8-10 мышей и полевок в сутки. Однако этот рефлекс по мере насыщения затухает, так что в последующие дни, даже если добычи не становится меньше, хищник умерщвляет только 2-3 мышей в сутки, которых почти целиком и съедает. Добычу, не съеденную сразу, он нередко припрятывает до худших времен: в его кладовых порой находят до 20-25 полевок.
В размножении горностая много загадочного: это один из очень немногих видов зверей, у которых сроки беременности могут существенно варьировать в зависимости от времени спаривания. Гон продолжается с марта по сентябрь. При раннем спаривании самка носит детенышей всего около месяца, рожает их в тот же год. Если спаривание происходит летом или ранней осенью, эмбриональ¬ное развитие протекает с большой задержкой и длится 9-10 месяцев, так что самка приносит детенышей только весной следующего года. В связи с этими сильно растянуты и сроки рождения молодых: так, на Таймыре 1,5-2-месячных горностайчиков находили с апреля по сентябрь.
Чаще всего детенышей в помете 5-8, но бывает и до 18. Самка горностая — очень заботливая мать. В первые дни после рождения потомства она редко покидает гнездо, обогревая своим теплом детенышей, не способных поддерживать постоянно высокую температуру тела. При похолодании мать затыкает входное отверстие частью подстилки или тушкой убитой полевки. В жаркие дни, напротив, она иногда выносит своих щенят из душного гнезда и укладывает на более прохладную подстилку из травы и листьев. Из обнаруженного выводкового гнезда горностаиха перетаскивает детенышей в другое убежище: хватает по очереди каждое чадо, даже если оно лишь вдвое меньше матери, за загривок и вприпрыжку спешит на новое место, свернувшемуся калачиком детенышу остается только молча колотиться о кочки и коряги. Если к норе с выводком приблизился хищник или человек, самка яростно верещит, наскакивает на него, защищая свое потомство.
Новорожденные горностаи первые дни проводят, сбившись в кучу, — проявляется так называемый детский “рефлекс сцепления”, способствующий сохранению тепла. Растут детеныши медленнее, чем у других мелких куньих: глаза открываются только в месячном возрасте, а в возрасте около 40 дней они начинают реагировать голосом (“чикают”) на появление угрозы. Едва прозрев, детеныши становятся подвижными и агрессивными, с большой охотой пробуют есть мясо, подолгу возятся друг с другом. Выходить из гнезда они начинают на втором месяце жизни. Мать первое время всячески препятствует этому и, хватая детенышей зубами за “гриву”, старается затащить обратно. В это время прекращается молочное кормление. Семейная жизнь продолжается 3-4 месяца, распад выводков и начало расселения молодых происходят в середине—конце лета. В районах, где горностаев активно промышляют, лишь немногие из них доживают до двухлетнего возраста, в неволе же зверьки живут 5-6 лет.
Горностай не отличается осторожностью и человека нимало не боится. Напротив, будучи не в меру любопытным, он, если замечает наблюдение за собой, первым делом вскакивает на какую-нибудь возвышенность, чтобы самому получше рассмотреть интересующееся им существо. Если со стороны человека не последует агрессивных действий, мелкий хищник теряет к нему интерес и продолжает свою охоту. К сожалению, этот милый и юркий зверек, за которым в природе очень интересно наблюдать, в неволе с возрастом быстро дичает и с трудом переносит общение с человеком.
Горностай — один из обыкновеннейших мелких хищников лесной зоны. Из-за весьма ценного меха он всегда был в числе массовых объектов пушного промысла. Зимняя белая с черным хвостиком шкурка еще в давние времена шла на отделку шуб, шапок, мантий знатных особ. Этот зверек приносит большую пользу, уничтожая мелких грызунов-вредителей. Так, в 50-х годах на Сахалине специально ввели полный запрет на промысел горностая, чтобы справиться с не в меру размножившимися полевками.



КОЛОНОК (MUSTELA SIBIRICA)
По генетическим признакам это представитель рода ласок и хорьков ближе всего к европейской норке: иногда их объединяют в один подрод. Некоторые ученые выделяют сахалинского колонка в самостоятельный вид, называемый итатси.
Внешность колонка характерна: этого небольшого зверька легко узнать по рыжеватой окраске всего тела и распушенному хвосту. Длина тела до 39 см, вес до 800 г. Конечности укорочены, голова небольшая, хвост около половины длины тела. Яркий рыжевато-охристый зимний мех очень густой, мягкий, пышный, особенно на хвосте. На передней части головы — темное поле (“маска”) бурого цвета, в области губ резко очерченное узкой белесой полоской. В летнем меху зверек выглядит более стройным и похож на солонгоя: мех прилегающий и вовсе не пышный.
Область распространения охватывает в основном низкогорные лесные пространства Юго-Восточной, Восточной и Центральной Азии, юга и средней полосы Сибири и Дальнего Востока, на запад доходит до Предуралья и Волги. За последние десятилетия ареал колонка расширился в Якутии, вдоль Охотского побережья, особенно значительно зверек расселяется на западе — в Предуралье. Этот небольшой хищник приурочен главным образом к лесной речной сети, обширных открытых пространств повсюду избегает. Колонок живет в долинах небольших речек, берега которых покрыты смешанными лесами, валежником, буреломом; среди заросших кустарником каменистых россыпей. В лесостепи зверек охотнее всего заселяет приречные поймы рек, сосновые боры, тростниковые займища вокруг озер, окраины болот. В таежной глубинке колонок охотно селится по краям полей, где сосредоточены мышевидные грызуны, там его нередко можно встретить в селениях и даже в небольших городах.
Колонки ведут преимущественно оседлый образ жизни, хотя свои индивидуальные территории зверьки обычно не метят и не охраняют. Только когда эти зверьки сильно размножатся и их становится слишком много, они из-за нехватки кормов предпринимают дальние массовые переселения. Во время таких “голодных” миграций колонки теряют осторожность, по пути забегают в поселки, буквально врываются в птичьи и скотные дворы, складские помещения, хватая все съедобное.
Для жилья колонки используют норы грызунов — бурундуков, водяных полевок, пищух, селятся в дуплах, лежащих колодах, устраивают гнезда среди кучи валежника, под "выворотнями" — вздыбленными корнями упавших деревьев. Кроме постоянного, есть еще несколько временных убежищ, рассеянных по всему участку зверька.
Для колонка обычна сумеречно-ночная активность, но в студеные зимы, когда ночи особенно морозны, а днем немного пригревает солнце зверек активен и днем. В особо крепкую стужу да в снежные бураны зверек по нескольку дней не показывает носа из убежища: охотники говорят — “колонок залег". В отличие от соболя, который свою добычу нередко подкарауливает, колонок занимается ее активным поиском, петляя по снегу и заглядывая под колоды, в бурелом, под своды кустов. Зимой он часто “ныряет” под снег, иногда проходя в снежной толще до 50 метров. Поймав мышку, колонок обычно съедает ее в своем убежище, а не на месте охоты. На деревья зверек поднимается редко. Преследуя водяных полевок, он легко и быстро плавает, удаляясь на сотни метров от берега.
По характеру питания колонок занимает промежуточное положение между типичными "мышеедами" (ласка, горностай) и многоядными хищниками (соболь, куница). Основу питания этого зверька составляют полевки (в том числе водяная), мыши, хомячки, мелкие воробьиные птицы. В горах он на россыпях ловит пищух, в лесостепи проникает в норы цокоров и съедает их хозяев. Несмотря на небольшие размеры этого хищника, он охотится даже на зайцев, когда их много, в озерных плавниках ловит ондатр. В Приморье осенью большое значение в питании колонка имеет проходная рыба.
Среди многочисленных конкурентов колонка — от многократно превосходящей его размерами лисицы до мелкой ласки — особенно достается зверьку от соболя. Тот преследует рыжего соседа по тайге и вытесняет из своих охотничьих территорий. Поэтому колонка всегда меньше там, где много соболя. С другой стороны, сам колонок обычно вытесняет со своего участка более слабого горностая.
В период гона, приходящегося на март—апрель, зверьки очень подвижны и беспокойны, мало охотятся, на снегу появляются двойные и тройные следовые дорожки: это самцы гоняются за самками. Беременность проходит без паузы, продолжительность ее чуть больше месяца. Плодовитость довольно высокая: каждый год самка рождает до 6-10 детенышей. Если рано принесенный первый выводок по какой-то причине погибает, самка успевает повторно спариться и родить. Новорожденные голые, слепые и глухие, весят 6-7 граммов. Самка с выводком ведет скрытный образ жизни, очень заботлива, защищает свое потомство от более крупных хищников. К концу первого месяца развития колончата начинают приобретать особенности окраски, свойственные взрослым: волосяной покров из сероватого постепенно становится желтовато-бурым, на голове развивается характерная лицевая “маска”. К концу второго месяца прекращается молочное кормление детенышей. К началу осени колончата достигают размеров взрослых (только вес их немного меньше), в это время выводки распадаются и молодые переходят к одиночному образу жизни.
Этот небольшой рыжий пушистый хищник достаточно обычен в тайге. Охотники-промысловики его недолюбливают: идя по охотничьему “путику”, зверек “проверяет” самоловы и, если не попадет в один из них сам, то съедает либо приманку, либо попавшего туда зверька, безнадежно портя его шкурку. Иногда вредит птичьему хозяйству: попав на двор, может загрызть несколько кур или уток. С другой стороны, он, как и все мелкие куньи, приносит пользу, уничтожая вредных грызунов вокруг поселков и на складах.
Мех колонка довольно ценный, используется как в натуральном виде, так и для имитации более дорогих мехов. Длинные волосы хвоста идут на изготовление высококачественных кисточек для живописи, которые так и называют “колонковыми”. В начале 30-х годов были предприняты попытки содержать колонков на зверофермах. Они были удачны, поскольку зверьки не дичают, но, как и многие другие куньи, колонки были “вытеснены” с ферм американской норкой, у которой более дорогой мех. Этот пушистый зверек довольно легко приручается, позволяет брать себя в руки в зрелом возрасте.



ЕВРОПЕЙСКАЯ НОРКА (MUSTELA LUTREOLA)
Этот представитель рода ласок и хорьков ближе всего к колонку. Хотя европейская норка более всего сходна с американской, на самом деле они достаточно отдаленные родичи. Внешний облик вполне типичен для мелких куньих, однако по сравнению горностаем или степным хорьком норка сложена несколько плотнее, выглядит не столь приземистой и вытянутой. Длина тела норки 29-43 см, вес 550-800 г, длина хвоста 12-19 см. Короткие лапы с межпальцевыми перепонками, особенно широкими на задних лапах, оставляющими свободными только концевые фаланги пальцев — это приспособление к полуводному образу жизни. Голова довольно крупная, несколько уплощена, с более короткими, чем у хорька, округлыми ушами, почти скрытыми в мехе.
Меховой покров очень густой и плотный, хоть и невысокий, с очень густой подпушью, которая не намокает даже при длительном пребывании зверька в воде. Как у многих млекопитающих, ведущих полуводный образ жизни, разница в структуре мехового покрова норки летом и зимой невелика. Окраска меха чаще всего равномерная темно-коричневая по всему телу, изредка встречаются почти черные или буровато-рыжие особи. Передняя часть морды белая: в белый цвет, в отличие от американской норки, окрашена как верхняя губа, так и подбородок; иногда белые пятна появляются на горле и груди. До недавнего времени европейская норка была широко распространена в лесных областях Европы (кроме крайнего юга и северо-запада), Кавказа, прилегающих к Уралу областях Западной Сибири. В последние десятилетия ареал этого вида существенно сократился: в Западной Европе норка сохранилась лишь кое-где на западе Франции, на Балканах, в Польше, Финляндии. В европейской части России ее больше, но и в наших краях она распространена теперь спорадично.
Исчезновение европейской норки во многих частях ее исконного ареала во многом загадочно. В числе причин нередко указывают влияние гидроэлектростанций и связанных с ними водохранилищ, акклиматизации американской норки — более крупного и успешного конкурента. Однако сокращение численности и ареала европейской норки началось уже в начале ХХ столетия, когда не было ни электростанций, ни американского поселенца.
Существование европейской норки тесно связано с водной средой, хотя и не в такой степени, как выдры. В лесной зоне этот вид — характерный обитатель небольших глухих проточных водоемов, покрывающих густой сетью равнинные лесные пространства; его почти нет вдоль главных водных артерий. Норка любит селиться по берегам сильно захламленных, медленно текущих лесных речек и ручьев с пологими берегами, заросшими ольховыми деревьями и густой травой. На таких небольших речках и в их луговых поймах зверек находит себе и пищу, и надежные укрытия. В степную зону европейская норка проникает именно по долинам крупных рек: они создают необходимые для существования этого зверька условия с высокой влажностью и относительной прохладой. Там она поселяется в плавнях и зарослях дельт. Нередко ее можно найти и по берегам крупных озер и даже прудов, лежащих в стороне от речных пойм. По речным долинам попадает норка и в предгорья, встречаясь по быстротекущим речкам с перекатами и обрывистыми покрытыми лесом берегами.
Летом зверьки особенно охотно селятся в водоемах, где тихие участки и омуты сменяются быстринами и небольшими водоворотами. Зимой они держатся подле незамерзающих “продухов” и полыней, через которые уходит в воду в поисках пищи и от врагов, и избегают водоемов со сплошным ледовым покровом. Там, где есть бобровые поселения, норка зимой старается держаться вблизи них: она пользуется ходами бобров, чтобы легче было проникать под лед. В отличие от ее соседа по лесу — лесного хоря, европейская норка держится подальше от людей, разве что иногда зимой появляется среди мельничных построек или на птичьем дворе. Хотя в XIX столетии, когда этого зверька было много, он поселялся даже на окраинах крупных городов.
Жилища норка устраивает в непосредственной близости от воды. Норами как постоянными убежищами этот зверек пользуется чаще других куньих (что и дало повод присвоить ей такое название), оставляя их лишь в период половодья или когда зимний голод гонит вдаль от нажитых мест. Нора, которую этот небольшой хищник вырывает самостоятельно или "заимствует" у водяной крысы, неглубока и просто устроена: в ней есть главная камера, уборная и два выхода. Один из них ведет к водоему, открывается над поверхностью воды или ниже ее уровня, как у выдры. Другой — запасной отнорок, открывается в гуще береговых зарослей. Первым ходом зверек пользуется чаще: от него в воду нередко тянется хорошо натоптанная дорожка шириной 10-15 сантиметров. Главная жилая камера заботливо выстилается сухой травой, листьями, перьями птиц, мхом. В лесах, богатых деревьями-“толстомерами”, норка нередко селится в низко расположенных дуплах. На время половодья, при кочевках, от преследования норка укрывается во временных убежищах — под вывороченными корнями, навесами крутых берегов, в стогах сена, грудах бурелома. Там же иногда она складывает припасы пищи. Опрятный зверек устраивает свои туалеты вне убежищ в определенных местах. Жившая у одного зоолога самочка каждую ночь чистила гнездо, выбрасывая из него остатки пищи — скорлупки яиц, панцири раков, рыбьи хребты и плавники.
Европейская норка "привязана" к воде настолько тесно, что именно там она чаще всего ищет спасение. Только в особой крайности зверек пользуется укрытием на берегу. Плавает норка очень хорошо, хотя и не с таким мастерством, как выдра. В воде она движется как бы толчками, так как гребные движения совершает одновременно всеми лапами. Течение плывущей норке не служит серьезной помехой: в равнинных речках, не слишком быстрых, ее потоком практически никогда не сносит. Завидев опасность, зверек ныряет, появляется на поверхности через 10-20 метров и, отдышавшись несколько секунд, опять уходит под воду. Скрываясь от преследования, норка иногда прячется в водной растительности, выставив из воды только мордочку. Под водой она не только плавает, но и ходит по дну, цепляясь лапками за неровности грунта. Лазает эта норка плохо, лишь опасность может заставить ее залезть на куст или на дерево.
Европейская норка поедает практически всех мелких животных, встречающихся в водоемах или вблизи них. Но основу ее питания составляют все же мышевидные грызуны, земноводные и небольшая рыбешка. Из грызунов она особенно часто ловит водяных крыс, среди земноводных важное значение имеют лягушки, а ранней весной — их икра, головастики. В воде она хватает окуней, пескарей, линей, щурят; на севере, селясь по форелевым ручьям, искусно ловит кумжу. В основном за счет рыбы этот хищник существует в зимой — эти водные жители в холодное время обычно малоподвижны, особенно когда “задыхаются” в стоячих, сильно промерзших водоемах. Живя около деревень, норки иногда ловят домашнюю птицу, а в период бескормицы подбирают пищевые отбросы. Растительная часть рациона норки небогата: лишь в зимнее время желанной для нее пищей являются ягоды брусники, рябины, крушины. Опасный враг и конкурент европейской норки — речная выдра. Правда, та предпочитает более открытую и полную воду, избегая захламленных и сильно заросших лесных речушек. Но там, где выдра и норка встречаются, мелкий хищник уступает место значительно более крупному. Острые конкурентные отношения сложились у европейской норки и с недавней пришелицей в ее кормовые угодья — норкой американской.
Из органов чувств у норки лучше всего развиты зрение и осязание. Зверек активно реагирует на движущиеся предметы и гораздо меньше — на неподвижные. В воде глаза у нее открыты и она внимательно осматривает все лежащие на дне предметы. Когда вода мутна (например, в период паводка), зверек вынужден основное время проводить на суше, а в воде как бы "слепнет" и подбирает пищу, только если нащупает ее вибрисами.
Активна европейская норка в сумерки и ночью, причем большую часть времени она проводит на суше, рыская по берегам водоемов в поисках пищи. В летнее время за сутки зверек едва ли пробегает более километра, весь ее извилистый маршрут укладываясь в стометровый отрезок ручья, составляющего стержень охотничьего участка. Зимой же норке приходится в поисках добычи преодолевать большие расстояния — до двух километров, пробираясь по снегу от одной полыньи до другой. В эту пору ее место жительства легко обнаружить по цепочкам следов, натропленных между отверстий во льду. Впрочем, в морозные зимы, обильные снегом, зверек предпочитает перемещаться в подснежных траншеях и редко показывается на поверхности.
Норка, если не отдыхает, находится в беспрерывном движении. Она необыкновенно суетлива: заглядывает под каждый кустик, сует мордочку в любое отверстие, не один раз возвращается на одно и то же место. Поскольку сравнительно крупные размеры не позволяют хищнику проникать в полевочьи норы, от такой манеры поведения зависит во многом успех охоты: он должен успеть заметить и схватить полевку, пока та находится вне своих подземных лабиринтов. Рыбу норка ловит под береговой нависью или в камнях, ночью хватает ее спящей в омутах и западинах. На речных отмелях она собирает двустворок и раков: неподалеку от норы порой лежат целые кучи раскрытых раковин и панцирей, хозяева которых были съедены норкой. Живого рака норка хватает зубами поперек спины, чтобы тот не защемил ее клешнями, причем старается это сделать в то время, когда рак лежит на брюхе. Если же он, защищаясь, успел опрокинутся на спину, зверек норовит его перевернуть лапами спиной вверх и только после этого хватает зубами.
Норка предпочитает есть свежую добычу: в вольерах при отсутствии свежего корма зверьки голодают 3-4 дня, прежде чем притронуться к подтухшему мясу. В природе это спасает хищника от охотничьих капканов: норка не идет на тухлую приманку, при том, что хорьки попадаются на нее довольно часто.
Перед началом холодов норка обязательно запасает пищу — натаскивает в свои убежища лягушек, рыб, мелких грызунов, иногда птиц. В неглубоких омутинах она хранит обездвиженных укусами в голову и сложенных кучками лягушек. Зверек охотно пополняет свои зимние кладовые, таская рыбу из поставленных рыбаками верш или сетей. Порой ее запасы впечатляют: однажды в норе нашли припрятанных норкой трех крупных язей, щуку и штук двадцать вьюнов.
Гон у европейских норок проходит еще по снегу, когда только-только вскрываются речки. Во это время зверьки особенно активны, натаптывают вдоль берегов целые тропы — “токовища”. За самкой гоняется несколько самцов, они громко верещат и дерутся. С окончанием гона, как и до его начала, самцы и самки живут порознь. Беременность длится 1,5-2 месяца. Детенышей чаще всего бывает 4-5 (меньше, чем у американской норки). Внешне норчата поначалу очень похожи на детенышей черного хоря, лишь начиная с полуторамесячного возраста их окраска становится настоящей "норочьей". К середине июля молодые достигают более чем половины размеров матери, а в августе уже сравниваются с ней. В это время они перестают получать молоко, переходят целиком на мясной рацион. Осенью семья распадается.
Европейская норка — ценный пушной зверь. Ее много добывали до начала акклиматизации американской норки. В настоящее время интенсивность промысла снизилась из-за того, что мех американской норки достается охотникам с меньшим трудом, а стоит дороже.
Будущее европейской норки достаточно неопределенно. По-видимому, ее численность стабилизировалась на нынешнем достаточно низком уровне и как будто перестала снижаться. Однако на Северном Кавказе численность норки настолько низка, что требует незамедлительных мер к ее охране в этом регионе. Кавказский подвид европейской норки занесен в "Красную книгу России".



ЛЕСНОЙ, или ЧЕРНЫЙ ХОРЬ (MUSTELA PUTORIUS)
Общий облик типичен для мелких куньих, относящихся к роду ласок и хорьков: это приземистое животное с вытянутым гибким туловищем. Своеобразный внешний вид зверьку придают очень длинные остевые волосы, “скрадывающие” истинные пропорции его тела: лесной хорек кажется более плотным, чем его ближайшие сородичи. У самцов длина тела 35-46 см, вес 1-1,5 кг, самки раза в 1,5 мельче. Зимний мех высокий, пушистый и мягкий, летний короче и более грубый. Общий цветовой тон взрослого животного интенсивный черно-бурый — это цвет ости, сквозь него на спине и боках просвечивает довольно яркий желтоватый окрас подшерстка. В результате получается некая двухцветность, даже “двухслойность” окраски меха на спине и боках. Весь низ тела — горло, грудь, живот ноги, а также хвост — почти черные, без светлой подпуши. На голове контрастный рисунок, как и у степного хоря: область глаз и пространство межу ними темные (“маска”), а передняя часть морды и лоб белесые. Небольшие округлые уши с белой каймой по наружному краю. Среди нормальных особей черного хоря (его еще называют "темным") встречаются резко уклоняющиеся как по размерам (встречаются карлики и гиганты), так и по окраске (бывают белые и чисто рыжие).
Первое название вида отражает особенности его распространения. Этот хорь живет в лесных, лесостепных и лишь отчасти в степных областях большей части Европы и крайнего северо-запада Африки. В России он распространен почти по всей европейской части, за исключением тайги северного Предуралья. На нашу территорию приходится восточная граница области распространения вида, пролегающая по Уральским горам и Волге. Интересно, что северные пределы распространения лесного хоря в последние десятилетия несколько расширяются: в Финляндии, Карелии, в Архангельской области он теперь встречается на 200-300 километров севернее тех мест, куда доходил каких-то 30-50 лет назад. Это объясняется главным образом вырубками сплошных таежных массивов, которых этот зверек, хоть и лесной, все-таки избегает. Напротив, в Западной Европе территории, занятые видом, сокращаются, становятся "лоскутными".
Для жизни этого хорька более всего подходят небольшие лесные массивы и отдельные рощи, чередующиеся с лугами и возделываемыми полями. Это настоящий “опу¬шечный” зверек, обитатель островных лесов — не столько лесной, сколько “лесостепной” хорь. Зверек не заходит вглубь лесных чащоб, придерживаясь полян, опушек, мелколесья и зарастающих вырубок. Обычен он и в поймах небольших рек со старицами и озерками, среди влажные луга, низовых кочкарниковых болот. На юге лесной хорек селится в лесистых оврагах и балках, лесополосах, в пойменных зарослях и плавнях, рядом с человеческим жильем и плодовыми садами. Поселяется и в крупных городах, если в них есть достаточно обширные парки.
Лесной хорь, в отличие от степного, ведет вполне оседлый образ жизни, привязан к определенному участку обитания. Размеры индивидуальных территорий невелики, особенно в летнее время. В качестве постоянных убежищ чаще всего используются естественные укрытия — кучи валежника, кладки дров, прогнившие пни, стога сена. Иногда хорьки поселяются в отнорках барсучьих или лисьих нор, в деревнях устраивают убежища в погребах, под полом в конюшнях, сараях и т.п. Собственные норы, которые темные хори роют редко, простого строения: неглубокий почти прямой ход ведет в единственную камеру. Выводковое гнездо выстлано сухой травой, шерстью и обрывками шкурок грызунов.
Лесной хорек, живя среди деревьев, остается типичным “наземником”: хорошо лазая (да и плавая), свою добычу он ловит на земле, там же ищет укрытия от преследования. Зверек очень ловок, смел и злобен. Он и не столь быстр и увертлив, как горностай или норка: человек легко догоняет бегущего хорька, если тот не успел нырнуть в подходящее убежище. Однако желание схватить его зверек отбивает довольно быстро: при защите он нередко выбрызгивает дурно пахнущий секрет анальных желез. Поэтому врагов, активно его преследующих, мало: любителей испробовать такой "душ" нужно еще поискать, да и мясо у этого зверька с неприятным “хорьковым” запахом.
Несмотря на довольно крупные (по сравнению с горностаем, колонком) размеры, черный хорь относится к числу “мышеедов”. В его рационе на первом месте стоят мелкие полевки, летом у водоемов он в большом количестве ловит молодых водяных крыс, земноводных — главным образом травяных лягушек и зеленых жаб. Не последнюю роль в его питании играют птицы — воробьиные и мелкие куриные, голуби, в том числе домашние. Изредка он ловит ежей, небольших змей (в том числе гадюк), саранчовых. При критической нехватке живой пищи этот хищник не гнушается падалью и пищевыми отбросами.
Добычу хорек разыскивает преимущественно в вечерние сумерки, днем же его может заставить покинуть убежище только сильный голод. Мышевидных грызунов хищник под землей ловить не может из-за своих размеров, поэтому подкарауливает их у нор или ухватывает на бегу. Зимой он держится вблизи скирд и стогов, где ловля полевок не составляет особого труда. В это же время цепочки следов хорька можно встретить у незамерзающих речек, где под "отдувами" (нависшими прибрежными льдинами) он собирает обсыхающих и обмерзающих рыб и лягушек.
Размножение весеннее: гон проходит в апреле-мае, через 1,5 месяца самка приносит обычно 4-6 детенышей. У молодых хорошо развита особая ювенильная “грива” — удлиненные волосы на загривке. Выводок держится с матерью до осени, а иногда и до следующей весны. Продолжительность жизни (в неволе) до 12 лет.
Лесной хорек — ценный пушной зверь. Однако из-за относительно невысокой численности специального промысла на него не существует. Сельские жители недолюбливают хорька за ущерб, наносимый птичьему хозяйству, однако его слава как истребителя кур и уток явно преувеличена. Напротив, этот мелкий хищник приносит пользу истреблением мышевидных грызунов.
Одомашенная форма лесного хоря называется “фуро”, или “фретка”; впрочем, иногда ее считают гибридом двух видов хорей — лесного и степного. Этот зверек издавна пользуется славой одного из самых спокойных животных, которых содержат дома. Интересно, что именно фуро-альбинос, а не горностай, изображен на известной картине Леонардо да Винчи "Дама с горностаем".
В неволе удалось получить гибрид лесного хоря и европейской норки: Д. Терновский, проведший этот эксперимент, назвал гибридную форму “хонориком”.



СТЕПНОЙ, или СВЕТЛЫЙ ХОРЬ (MUSTELA EVERSMANNI)
По общему облику, складу и повадкам совершенно сходен с лесным хорем, но немного больше и светлее. Длина тела у самцов чаще всего 32-56 см, вес до 2 кг; самки по длине ненамного мельче самцов, но чуть ли не вдвое легче. Голова довольно длинная, с приостренной мордочкой и короткими ушами. Хвост около трети длины туловища, из-за прилегающих волос выглядит довольно тонким. Секрет крупных анальных желез у этого хорька пахнет особенно резко. Зимний мех пушистый и очень мягкий. Общий очень светлый желтовато-белесый тон окраски животного (что отражено в видовом названии) определяется цветом пуха. Остевые же бурые волосы довольно редкие, создают по всему телу лишь темный муаровый налет. Брюхо буровато-желтое, а грудь, паховая область и ноги почти черные. Голова окрашена пестро: оба глаза покрывает поперечная темная (кофейно-бурого цвета) “маска” или “перевязь”, окруженная белесым или чисто белым полем, который идет от конца мордочки через щеки на лоб. Уши целиком белые, но между ними и белой перевязью на лбу имеется по темному пятну. Темная, почти в цвет лицевой маски, и затылочная область. Особенно контрастно, почти так же, как у лесного хоря, выражен рисунок на голове у молодых особей; у старых, напротив, вся голова очень светлая, белесая.
Распространен этот хорь по всей степной и лесостепной зонам Евразии. На западе он доходит до северных Балкан, центральных областей придунайской равнины. На юге граница ареала в Средней Азии определяется зоной пустынь, а в Центральной Азии — горными системами Гималаев и южного Тибета. В России этот вид распространен довольно узкой полосой вдоль южной границы — от центрального Черноземья через южные районы Сибири и Алтае-Саянской горной страны до забайкальских степей и далее до среднего Приамурья. В Западной Сибири степной хорек по долинам рек и вырубкам местами заходит далеко на север.
Область распространения степного хоря за последние несколько столетий заметно увеличилась, особенно в Европе. Еще в XVIII столетии он не был известен западнее Уральских гор. В прошлом веке светлый хорь появился на левобережье Волги, в начале нынешнего уже дошел до Средней России, а в Центральную Европу хорек проник всего несколько десятилетий назад. Все эти подвижки ареала связаны с хозяйственной деятельностью человека — вырубкой лесов и распашкой степей, вызвавшими продвижение на север по безлесью сусликов, которые служат основной добычей хищника. Впрочем, как свидетельствуют палеонтологические находки, степной хорь в Западной Европе обитал во времена, отделенные от наших миллионом лет. Так что на самом деле, возможно, происходит просто естественная многовековая пульсация — сокращение и расширение — ареала вида, которую деятельность человека лишь ускоряет.
Излюбленные места хоря — равнинные и нагорные степи, залежи, пустоши, выпасы, пологие склоны логов и балок, окраины тростниковых займищ у степных озер. В полупустынях светлый хорь обычно живет среди поселений большой песчанки. В Сибири по поймам рек и вообще по всем малоснежным местам, слабо заросшим лесом, он довольно широко проникает с юга в таежную зону. Здесь его можно обнаружить и в более влажных участках — на полянах лесного разнотравья, пойменных лугах, где его привлекают поселения водяной полевки. Особое значение в Западной Сибири имеет связь хоря с обыкновенным хомяком, который проникает на север по всем распахиваемым землям и “тянет” за собой этого хищника. В горах он встречается на альпийских лугах на высотах 2600-3000 метров. Степные хори мало привязаны к определенным участкам обитания. Лишь в летний период они живут достаточно оседло, проводя в одном месте почти все теплое время, пока не выловят в ближайшей округе всех сусликов. Зимой же зверьки широко перемещаются по своим охотничьим территориям, задерживаясь на одном месте от нескольких дней до 2-3 недель.
Постоянные убежища этот небольшой хищник предпочитает устраивать на сухих возвышенных местах, занимая жилища своих жертв — сурков, сусликов, обыкновенного хомяка. Сам же он норы роет неохотно, используя их лишь в качестве временных пристанищ. Тем не менее, в умении копать ему не откажешь: при обустройстве жилья он способен прокопать дополнительные отнорки в твердой глине, которую и лопата не берет. Постоянные убежища степного хоря достаточно сложны — со многими отнорками, с несколькими камерами: кроме гнездовой, бывают еще одна—две для запасов корма. Если подземное сооружение, отнятое у суслика, слишком просто для нового хозяина, хищник прокапывает подземные ходы между несколькими соседними норами и соединяет их в одну. Обустраивая свое жилище, он разрыхляет землю передними лапами, вооруженными крепкими когтями; затем, волнообразно изгибаясь, пятится назад и выбрасывает на поверхность очередную порцию земли, чтобы, оставив ее у входа в нору и быстро оглядевшись, тут же нырнуть обратно и вновь приняться за работу. Степной хорь способен отрыть не только наклонный, но и вертикальный ход: зверек опирается о поверхность почвы задними ногами и, свешиваясь в нору, орудует там передними, а потом подтягивает весь корпус вместе с захваченной порцией разрыхленной земли наверх. Таким образом хищник вскрывает нору суслика, хомяка, пищухи или песчанки, чтобы тут же съесть ее обитателя. Разрыванием убежищ более мелких грызунов он себя не утруждает вовсе — по-видимому, это занятие не приносит много добычи.
Степной хорь — подвижный, ловкий, смелый и любопытный зверек. Он прекрасно плавает и хорошо лазает, хотя из-за особенностей условий обитания его редко пользуется этим своим умением. При охоте на колониях песчанок или сусликов этот хищник добывает грызунов с одинаковой легкостью как в норах, так и подкарауливая у выходных отверстий. Даже когда не очень голоден, он не оставляет без внимания любой кустик травы, углубление в почве или в снегу, стожок сена. Поэтому его охотничий маршрут редко пролегает по прямой: цепочка следов постоянно петляет, кружит на одном месте, ведет от одной щели или норы к другой. Зимой в поисках добычи хорек часто ныряет под снег, но, в отличие от более мелких куньих, передвигается в толще снега с трудом и обычно вылезает в тот же “нырок”, через который ушел в снег.
Это истинно плотоядный зверь: растительные корма организмом степного хоря просто не усваиваются и поэтому в рационе отсутствуют. Основное значение в пище имеют небольшие грызуны — прежде всего суслики, а также хомяки, пищухи. Но в некоторых местах хорь охотится и более крупную добычу. Так, на горных лугах юга Сибири этот хищник специализируется на добывании сурков, чем отчасти объясняются его особо крупные размеры: ведь чтобы добыть зверька весом несколько килограммов, сам охотник должен быть подстать ему. Охотясь в пойменных лугах на ондатру, степной хорь быстро раскапывает ее хатку сильными когтями и вытаскивает оттуда обитателей. Зимой, когда суслики залегают в спячку, а скованная морозом почва затрудняет раскапывание нор, хищник обращает внимание на "второстепенные" корма. В такие трудные времена в степи он ловит полевок, мелких хомячков, в поймах подбирает снулую рыбу, а у населенных пунктов — падаль, пищевые отходы. Изредка степной хорь нападает на домашнюю птицу.
За сутки хорек обычно съедает количество пищи, равное трети его веса. Если у него есть возможность добыть большее количество грызунов, хищник устраивает запасы, порой значитель¬ные: в одной семейной норе хоря нашли 30 убитых сусликов, в другой — чуть ли не 50. Однако хищнический рефлекс у него затухает довольно быстро: при содержании в неволе приходилось видеть, как насытившийся хорек спал в одном домике с белой крысой. Поэтому рассказы о кровожадности этого хищника, как, впрочем, и многих других плотоядных животных, — явное преувеличение.
Суточная активность степного хорька без четко выраженного ритма: время, которое зверек проводит вне убежища, и длина суточного хода зависят от сезона, погоды, обилия пищи. По наблюдению за одним таким пушистым охотником, за 7 зимних дней он преодолел в общей сложности 26 километров, 5 раз сменив норы и останавливаясь на отдых то в кочкарниковом болоте, то в бурьяне. Однажды за сутки он прошел почти без остановки 11 километров, а когда удалось найти вдоволь пищи, весь день топтался на одном месте. За все эту неделю ему удалось поймать двух водяных полевок, сойку и пару небольших лесных полевок. Другой хорек на колонию спящих сусликов провел несколько недель, находя под снегом и отрывая норы одну за другой. На раскопку каждой из них хищник тратил около 3 суток, еще столько же времени он проводил в раскопанной норе, поедая ее хозяина.
Гон у степных хорьков происходит ранней весной, беременность длится около полутора месяцев, характерная для многих куньих задержка в развитии зародыша длится всего неделю. Плодовитость у этого вида довольно высокая: число детенышей в помете обычно 7-10, бывает до 18. Молодые, при рождении весящие всего около 5-10 граммов, развиваются довольно быстро. Это связано с высокой питательностью материнского молока: так, в опыте детеныши норки, отнятые у родной матери и выкормленные самкой светлого хоря, росли быстрее, чем оставшиеся в родном гнезде братишки. Рефлекс следования у хорчат проявляется очень сильно, при определенной тренировке может сохраняться на всю жизнь. Самостоятельно убивать мелких грызунов молодые зверьки могут начиная с 7-8-недельного возраста. К концу второго месяца окраска становится совсем “взрослой”. В выводковой норе хорьки держатся 2-2,5 месяца, затем какое-то время вся семья охотится на колониях песчанок, к самостоятельной жизни молодые переходят в сентябре.
Эти зверьки не относятся к числу коллективистов. Но условия их обитания таковы, что колонии песчанок или сусликов, где хищники охотятся, распределены на территории неравномерно: где-то добычи густо, а где-то пусто. Поэтому подросшие хорьки-сеголетки одного выводка до следующей весны держатся рядом на небольшой площади. Да и взрослые звери на местах концентрации колоний грызунов-норников порой живут бок о бок, хотя и охотятся каждый сам по себе. Отсюда и долгое сохранение семейных связей, и отсутствие агрессивного отношения к себе подобным. Примечательно, что степной хорь — один из немногих хищников, у которых границы охотничьих участков обозначены весьма приблизительно и почти не охраняются.
Степной хорь, живущий в природе, имеет для человека двоякое значение. С одной стороны, велика его роль в пушном промысле: красивая и прочная шкурка, хотя и не столь ценная, как у лесного сородича, всегда находит спрос. С другой стороны, этот хищник полезен уничтожением грызунов — вредителей сельского хозяйства, не давая им сильно размножиться, и потому заслуживает охраны. На большей части своего ареала этот вид вполне обычен. Однако в степных районах Приамурья, лежит восточный предел его распространения, условия обитания оказались столь сильно нарушенными хозяйственной деятельностью человека, что это поставило местный подвид степного хоря на грань исчезновения. В связи с этим амурский степной хорь взят под защиту законом и внесен в "Красную книгу России".



АМЕРИКАНСКАЯ НОРКА (MUSTELA VISON)
Этот вид ранее считался ближайшим родственником европейской норки. Однако новейшие генетические исследования показали, что, несмотря на значительное их сходство, наш европейский вид близок к колонку, а американский, возможно, к кунице и соболю. На этом основании американскую норку в последнее время иногда выделяют в отдельный род Neovison. Таким образом, два вида норок — удивительный пример независимого возникновения значительного сходства в результате эволюции в сходных условиях обитания.
По общему складу и облику американская норка, действительно, чрезвычайно сходна с европейской. Она лишь несколько крупнее (длина тела до 50 см, вес до 2 кг), да хвост немного длиннее — до 25 см, т.е. около половины длины туловища. В отличие от европейской норки, у американской плавательная перепонка развита слабо, ее размеры едва ли больше, чем у хоря или горностая. Меховой покров и окраска практически те же; отличительная особенность в том, что в белый цвет окрашена только нижняя губа, а верхняя такого же цвета, что и верх головы.
Естественный ареал американской норки охватывает большую часть Северной Америки — всю лесную зону, лесотундру, Великую Равнину, Скалистые горы. Начиная с 30-х годов в ходе широкой акклиматизации она сначала была расселена в нескольких областях Европейской части СССР, затем на Кавказе, в южных регионах Сибири, на Камчатке и в Приморье. На новых местах за 15 лет активной акклиматизации было выпущено около 4 тысяч зверьков. Позднее, когда в разных странах Европы американскую норку стали разводить на зверофермах, убегающие из клеток зверьки основали устойчивые популяции в Англии, на Скандинавском п-ове, в Германии. В настоящее время ареал этого вида в Старом Свете по площади лишь ненамного уступает исходному в Америке, хотя и фрагментарен. На новой территории всего за несколько десятилетий американская норка стала даже более многочисленным, чем абориген здешних мест — европейская норка. Причем в местах выпуска американский вселенец активно конкурирует с более мелкой "европейкой", вытесняя ее из родных местообитаний.
По образу жизни американская норка мало чем отличается от европейской. Она также селится вдоль небольших водоемов в густых лесах, но не столь привязана к речкам, одинаково часто встречается по берегам озер, болот. Этот зверек предпочитает реки, на которых зимой имеется много полыней и “пустоледок” — пустого пространства между зеркалом воды и нависающими ледяными полями, образовавшимися во время замерзания “высокой” воды в начале зимы. Охотничьи участки расположены узкой полосой вдоль береговой линии. Летом норки в поисках пищи осваивают лишь небольшую часть своих территорий в радиусе 50-80 метров от норы, зимой ходят шире. При естественном расселении и во время гона зверьки, особенно самцы, более подвижны, могут совершать странствия протяженностью до 30 километров.
Убежища американская норка устраивает неподалеку от воды, они обычно сложнее, чем у европейской. Земляные норы, которые этот хищник “заимствует” у ондатр, обычно с несколькими камерами и извилистыми ходами длиной до 3 метров. Их на участке обитания норки бывает 6-8. Гнездовая камера всегда выстлана подстилкой из сухой травы, листьев, мха. Уборная располагается в самой норе в отнорке за гнездовой камерой или же неподалеку от входа в нору под каким-нибудь укрытием. Эта норка чаще европейской устраивает выводковые гнезда в комлевых дуплах растущих деревьев, в упавших колодинах. В сильные морозы норка изнутри затыкает входное отверстие частью подстилки, а оставшуюся распушает и зарывается в нее, свернувшись калачиком. Летом в сильную жару зверек, напротив, нередко вытаскивает подстилку из гнезда и растягивается на ней во всю длину на брюхе или на спине.
Из-за слабого развития перепонок на лапах у американской норки главную роль при плавании играют волнообразные движения корпуса и хвоста. Она может проплыть под водой до 30 метров, погружается на глубину до 4-5 метров. По воде скорость передвижения 1-1,5 км/час, на земле же на коротких дистанциях зверек способен бежать со скоростью до 20 км/час. Наибольшая длина прыжка 1,2 метра, в высоту с разбега может запрыгнуть на полметра. По рыхлому снегу глубиной более 15 сантиметров этот зверек передвигается с большим трудом, предпочитает прорывать подснежные ходы. Зимой после выхода из воды какое-то расстояние норка проползает на брюхе и спине, оставляя по следу “катальные” желобки, — так она, подобно выдре, сушит мех.
В питании американской норки, как и европейской, преобладают грызуны, рыба, земноводные, ракообразные, однако более крупные размеры позволяют ей добывать и более крупную добычу. Так, если европейская норка редко нападает на кого-либо из грызунов крупнее водяной полевки, то американская норка добывает и вдвое большую ондатру. Однако и она не всегда способна справиться с этим грызуном: крупная ондатра может и отогнать небольшого хищника от своей хатки.
При обилии пищи американская норка ходит довольно мало, но в неурожайные годы порой ведет полукочевой образ жизни, проходя за сутки до 4-5 километров. В такие "критические" периоды она держится на одном месте несколько дней, а затем совершает переход и обосновывается на новом месте опять на несколько дней. Как и европейская норка, американская делает запасы на холодное время года. При острой нехватке привычных ему кормов этот хищник, доведенный голодом до отчаяния, совершает налеты на птичьи дворы и за один раз может убить до десятка кур и уток.
Размножаются американские норки весной: период гона растянут с февраля по апрель, рождение детенышей происходит в конце апреля — мае. Беременность обычно с небольшой (до 30 дней) задержкой эмбрионального развития. Плодовитость у американской норки довольно высокая: в помете бывает до 10 детенышей, в исключительных случаях даже до 16, но чаще 5-6. У малышей не бывает “гривы”, характерных для молодых хорьков, европейской норки и близких к ним видов. Самки-сеголетки достигают размеров взрослых животных к 4 месяцам, половой зрелости — к концу первого года жизни. Развитие самцов более продолжительное: они становятся размером со взрослых животных в годовалом возрасте, половозрелыми — в 1,5 года. Продолжительность жизни до 10 лет.
Мех американской норки ценится выше, чем европейской. Этот зверек издавна служит одним из основных промысловых видов в Северной Америке: именно на них американские охотники-трапперы ставили зимой в лесах свои орудия лова. Однако в настоящее время основным источником пушнины стали не природные популяции, а норковые фермы. Начало им было положено в Канаде. Благодаря легкости содержания разведение норок на фермах распространились по многим странах. В результате селекционной работы получены цветные вариации, не встречающиеся в природе, — черная, белая, платиновая, голубая. Искусственное разведение норок дает пушнины гораздо больше, нежели промысел в природе.